Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Крестецкий краевед Иван Степанович Привалов (1875-1937)

«…И стоит лишь приняться за дело собирания материалов, как сам собой возникает вопрос об устройстве местно­го музея и составления собственной библиотеки. Библиотека особенно необходима, так как в книгах, журналах и газетах имеется уже многое, записанное раньше: всё это необходимо собрать и записать, чтобы в каждом месте имелся свой ука­затель литературы о своём крае».

На первый взгляд, подобные высказывания и призывы вряд ли могут вызвать особо большой интерес у современного читателя. Но когда узнаёшь, что написаны они в 1919 году, когда шла война, царили голод и разруха, то сразу возникает предположение, что, скорее всего, их автор - очень неординарный человек.

Основатель и руководитель Ракушинского кружка краеведения в то время Рахинской волости Крестецкого уезда Новгородской губернии Иван Привалов действительно таковой.

В Памятной книжке Новгородской губернии за 1913, 1916 г.г. значится, что Привалов Иван Степанович в 1913 году - член правления Старорахинского кредитного товарищества и председатель Старорахинского общества потребителей.

В книге «Сто Новгородских сёл» при описании деревни Сомёнка указано: «До Октября и в первые годы Советской власти в здешних деревнях значительно развивалось кооперативное движение. При Ракушинском сельскохозяйственном и кредитном товариществе в 1919 г. был даже создан кружок краеведения (И. Привалов и др.), однако развить свою деятельность он не смог».

Впервые об этом кружке упоминается в «Материалах по кооперации Новгородской губернии» в статье И. Привалова «Ракушинский кружок краеведения», фрагмент которой позволю себе процитировать:

«В селе Ракушины Рахинской волости Крестецкого уезда Новгородской губернии при Ракушинском сельскохозяйственном и кредитном товариществе образовался кружок краеведения, имеющий целью изучение родного края в естественно-историческом и бытовом отношениях.

Самое трудное - это начало дела. Что изучать? Нет в этом крае ни Гималаев, ни верховьев Нила, ни коллекций итальянских картин. Простой Новгородский край. Ну что в нём дивного и замечательного? Однако интересного найдётся везде сколько угодно.

Займитесь этим, и ваша работа не пропадёт даром. Не то важно, что вы откроете в своей местности. Если там и ничего не окажется интересного, то важно уж то, что край будет обследован, и другому на эту работу время тратить не придётся, а если что найдётся ценное, то его, без сомнения, можно будет использовать, и цель будет оправдана.

А возьмите наше сельское хозяйство или наше общественное и кооперативное строительство. До сих пор мы не имеем мало-мальски сносной статистики, без которой и шагу ступить нельзя. Мы до сих пор считаем урожаи хлеба за границей сотнями, а у себя десятками пудов с десятины, но всё это берём из книжек, составленных по сомнительным источникам, точных же и правильных опытов мы просто не любим ставить.

Если спрашивают нас при какой-нибудь оказии, то говорим больше наобум и тем вводим в заблуждение других и себя самих.

Плохи наши познания и в смысле общественной организации. В течение прошлого и нынешнего года мы несколько раз перестраивали свои кооперативные организации, а как ни схватимся за цифры, так их нет под руками. Попробуйте достать справочник с указанием числа дворов, населения, скота или занятия жителей, и вы сразу попадёте в тупик. В лучшем случае вы ничего не достанете или достанете такую ерунду, что самому смешно станет...

Приходится лишь пожелать, чтобы у нас там, наверху, поскорее взялись за организацию дела краеведения и организовали его донизу, и одновременно с тем необходимо' разрабатывать программы и руководящие указания для сбора материалов на местах и разработки их наверху».

Свою активную жизненную позицию по многим актуальным и ныне вопросам И.С. Привалов стал проявлять ещё раньше.

Так, в газете Крестецкой трудовой народно-социалистической партии «Голос трудового народа» от 1 октября 1917 года была опубликована его статья «Трудовая задача», где обосновывается важность просвещения и образования народа и роль в этом школьного учителя, труд которого оценивается не должным образом: «...Темнота и некультурность людей служат главной, основной причиной бедности, порабощения, неправильной жизни и много множества других злоключений... Накажите же вашим избранникам, чтобы они не жалели денег на образование. Деньги эти пойдут всё равно, что семена в землю. Не пропадут они, а сторицей вернутся вам».

К сожалению, кроме текстов указанных статей, скудные сведения о И.С. Привалове мы черпали из Книги памяти жертв политических репрессий, в которой указано, что Привалов Иван Степанович 1875 года рождения, уроженец и житель д. Кукуево, русский, беспартийный, образование среднее, директор школы, арестован 3 февраля 1932 года и выслан в Среднюю Азию на три года. Во втором томе (1937- 1938) практически все сведения повторяются, только он уже не директор школы, а счетовод колхоза «Красная сосна», осуждён 28 сентября 1937 года и расстрелян.

По доверенности внучки Ивана Степановича удалось ознакомиться с материалами двух архивных уголовных дел, где указано, что приговор тройки УНКВД ЛО приведён в исполнение спустя две недели после оглашения - 14 октября 1937 года.

Какие же обвинения были предъявлены Ивану Степановичу? Вот, например, на первом допросе в 1932 году один свидетель показал: «в разговоре со мной Привалов, имевший большой авторитет у населения, воспевал прелести Столыпинской системы землепользования, говорил о невозможности революционньм методом построить социализм, противопоставлял методы постепенного перерождения быта в форме труда, громил политику реорганизации госаппарата и кооперативной системы».

В Постановлении Презиума Новгородского областного суда от 9 июля 1956 года, которым И.С. Привалов был реабилитирован, указано, что основанием к его осуждению и расстрелу послужили показания двух свидетелей, которые являются неконкретными. При повторной проверке материалов дела допрошенный вторично свидетель показал, что его показания 1937 года о проведении Приваловым антисоветской агитации записаны неточно, конкретных данных им не приведено. Приобщённое к делу «хотворение Привалова, помещённое им в стенной газете, по своему содержанию контрреволюционным не является: содержание его было направлено против работников торговли, плохо организовавших свою деятельность, а не против советской власти. Других данных, подтверждающих виновность Привалова, «материалами следствия не добыто», но человека к этому времени не было в живых почти 20 лет...

А.Н.Авдеев, кандидат сельскохозяйственных наук

]]>]]>