Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Николай Костромин

Оковы

Недвижимые птицы
С опущенным крылом,
Привыкшие кормиться
На свалке за углом,
Оставьте корки хлеба
В бачках у гаражей.
Летите дружно в небо,
Где росчерки стрижей.
Небес простор синеет.
Бодрит июльский зной.
Стрижи вас не сильнее.
Оковами покой...

ПВО (противоворовское отпугивание)

За свою шестерку соток
Воевал не мало лет.
Попросил совет у теток,
Что не знают этих бед.

Мыши, зайцы, и медведи,
Козы, птицы, и кроты
Не ломают у соседей
Ни деревья, ни кусты.

Для охраны огорода,
Сада, баньки, гаража,
Приобрел у них породу
Саблезубого ежа.

Ёж - почти размером с тигра.
Игл стальных - слепящий блеск.
Может бегать, может прыгать.
Убежать не сможешь в лес.

Я сейчас пишу табличку.
Прикреплю над гаражом.
«Берегитесь встречи личной
С тренированным ежом!..»

Каратисты с поясами
Обходите огород!
Ёж завяжет лом узлами,
Если с ломом кто придет!..

Слезинка

Занавеска, луна.
Тусклый свет полнолунья.
Под ресницей видна
Капля счастья — колдунья.

Необычный июль
В перламутровом свете.
Я слезинку твою,
Расставаясь, заметил...

Победа (шутка)

Два врага стали друг напротив друга…
Победила дружба…

Ветерок

Слабый ветерок дул в лицо.
Два оптических прицела одновременно повернулись друг к другу.
— Теперь не промахнусь!
Было последней мыслью снайпера…

Намоленный край

Мой друг живет в Валдае.
В намоленном краю.
Тот край подобен Раю.
Я правду говорю.

Озера, что агаты
В оправе из холмов.
Я слушал там когда-то
Трезвон колоколов.

Там серые избушки
Дремали, наклонясь.
Согбенные старушки
Крестились не стыдясь.

Как жительницы Рая,
Блаженны и чисты.
Я видел, как в Валдае
Ко лбу несли персты…

Вырвалось

От коррупции устали...
Обнищали. Быстро мрем...
Не пугает имя "СТАЛИН"
После жизни с "горбачем"…

Дыхание

– Не живу, и не жил никогда…
– Как же так?! Не поверишь, мне ты.
– Кто стихами дышал сквозь года?
В них про звезды писал, про цветы.

– А еще: про туман и траву,
Про сияние льда, и снегов.
Что такое – не жил, не живу?!
Не живой не рождает стихов.

– А цветные картины любви,
Не прикрытая бархатом страсть?
Предрассветные соловьи.
Многоликая ипостась…

Непостоянство

Она влюбилась в него с первого взгляда, с первого прикосновения.
Совместная жизнь была подобна сказке. Красивый, молчаливый, терпеливый богатырь вполне устраивал ее. В его объятиях она успокаивалась, а когда, все же, доводилось срываться, он понимающе молчал, и был рад принять ее в любом настроении и состоянии.
Прошло какое-то время, и женщина поняла, что охладевает к нему.
Ее перестало устраивать его внутреннее состояние. А внешний вид, — эта потертость и сгорбленность, становились причиной депрессии.
Все чаще, после работы она спешила на место их первой встречи, где, к этому времени, произошли большие изменения. Молодость и богатство бросаясь в глаза, трогали потаенные струны души, поднимали настроение, возбуждали почти несбыточные мечты…

Ложки

Эта история случилась в один из первых моих нарядов дежурным по роте. Перед обедом, в определенное время, я — свежеиспеченный младший сержант и двое дневальных прибыли в солдатскую столовую накрывать столы.
Процедура эта не сложная, в какой-то мере интересная и привлекательная. Привлекательная возможностью сытно поесть, если правильно и с достаточным опытом выполнить свои обязанности. Но известны противоположные случаи, когда наряд оставался голодным, покрывая недостачу своими пайками.
Во всяком случае, игра стоила свеч, и дневальные охотно соглашались накрывать столы.
В нашей столовой, вмещающей большое количество солдат и с двухсменным приемом пищи, существовала одна необычная практика, которая мне ни до того, ни после нигде не встречалась.

Ноябрьские холсты

Серебряные нити
Не завезли на склад.
В природе, извините,
Не все станки стучат.

Цветов переизбыток
От сброшенной листвы,
И ткут из медных ниток
Ноябрьские холсты...

Пепел

Пепел. Белесый пепел.
Жгли вековые пни.
Падали ниц и слепли,
Кровь потеряв, огни.

Ехал я. Мимо ехал.
Видел горящий «снег».
Множились громким эхом
Выстрелы лесосек.

Турист (для детей)

За здоровьем ходим в лес,
Что шумит под ветром.
Там деревья до небес
И зимой и летом.

В том лесу растут грибы,
Птиц веселых трели.
А зимою – снег скрипит
На лыжне вдоль елей.

Летом ходим по грибы.
Будет снег – на лыжи.
Свежим воздухом зимы
На прогулке дышим.

Любим мы ходить в поход.
Есть у нас палатка.
Отдохнувший от забот,
Спит турист в ней сладко.

Пропою я тебе о Холове...

Пропою я тебе о Холове
И о Крестцах, забудусь, - КрестцАх.
О мощеной, когда-то, "Краснове",
Древних липах, коровьих стадах...
Для кого пропою, коль припомню?!
Ну кого "подловлю на крючок"?!
...ишь, про баньки, про воду Холовью
Заливает седой чудачок...
Невдомек, что рыбалкой кормились,
Сохраняя секрет, мужики,
Что в Холове рачищи водились...
Для питья, - воду брали с реки.
Помнят рученьки, ноженьки белые,
Помнит шея и девичья грудь
Через речку проплывы несмелые,
От боязни водицы хлебнуть...
А цветы, желтоглазые летние,
Что жгутом опускались до дна...
Сколько мы "ожерелий" поделали,
Чтобы в руки их взяла "одна"...
Эх, гормоны, на сладкое падкие,
И сейчас слышу тихий ваш стук.
Помнят руки, как солнышко жаркие,
Гибкий стан осторожных подруг...

Воробей

Ночью небо стало темно-серым.
Гнется лес под ветром и дождем.
Разболелось поднебесья тело.
Небо хмуро. Нет лица на нем.

Только мокрый воробей пророчит,
Что придет, придет пора чудес.
Будет синью небо мироточить,
Умываться солнцем будет лес.

Много птиц и бабочек воздушных
Терпеливо ждут своей поры.
Ждут цветы, и пчелы час послушно.
Видит Бог дождя унылый дым…