Версия для слабовидящих

Вход в систему

Маникюр шмитовский проезд недорогая финская сауна на проезд шмитовский.
 

Станислав Сенькин-Рубанский Стихи

Брызги Солнца

        Брызги солнца, луг былинный. 
        Одуванчиков жара. 
        В листьях чувственных осины, 
        Ветра нежного игра. 

        В волосах твоих веночек, 
        Словно нимб на образах. 
        Ты мой добрый ангелочек, 

Чистая Весна

Сенькин

Чистая Весна
Станислав Сенькин -Рубанский

Чистой капели первак
Дурманит людские умы.
Карамельный, на теплых словах,
На сахаре прошлой зимы.

И вроде еще далека
Весенняя канитель.
Но сегодня легки облака,
Им нравится просто лететь...

И вроде ледок стальной,
И алюминиевый наст.
Но что-то случилось со мной,
Заметно коснулось и Вас.

Что ни глаза - то бог,
Чистой Весны Синева.
Что ни слова - то вздох.
Что ни вздох - то слова...

Был бы длиннее наш день.
Солнце продли чистый кайф!
Дай мне еще поглядеть,
Эти глаза поискать.

Солнце из первых искр.
Тертых небес калач.
Щедро бросает вниз
Мелочь от прошлых сдач.

© Copyright: Станислав Сенькин -Рубанский, 2017
Свидетельство о публикации №117021501271

Дальний Огонек

Кулотино

Дальний Огонек
Станислав Сенькин -Рубанский

В черном небе, в крохотном проеме
Крохотного пыльного окна,
Звезды, будто рыбки в водоеме,
И пятном немытая луна.

В толще ночи сны, как тени павших
Всех солдат, поэтов, дураков.
Рыбки звезд на червяках и каше
Проживают тысячи веков.

В облаке, без всяких сохранений
Остаются наши имена.
Гений, или сумасшедший - гений,
Все достигли до ночного дна.

Все пера акулы, и до крови,
Караси и просто иваси...
Ночью стали звездною икрою,
Их зажгли... А ты их не гаси!

Не руби в душе свой главный провод,
Не срывай обмотку черных вен.
Ты успеешь, умереть не ново,
Жить свободным средь невольных стен.

Видеть в свое черное оконце
Ночь, как омут, где темна вода.
Спать, когда в эфире только солнце-
Самая звездатая звезда.

Крестецкие Лебеди

Облако нитей, крестики – точки.
Это шедевры от Крестецкой Строчки.

        Храмы стоят, как в воде отражение.
        В тонких картинах я вижу движение.
        Словно зима там рисует морозы.
        Словно шагают всей рощей березы…

 

Легкость и шарм на крахмальных полотнах.
Нет лицевой и не быть оборотной.
Добрые руки тот мир нам ваяют.
Солнца лучи сквозь просветы сияют.

Без Дыма Горя

Без Дыма Горя

Станислав Сенькин -Рубанский

Разбита зима и осколки кругом.
Разглажено небо весны утюгом.
И Солнце в бумаге небесной не зря,
Прожгло себе дырку, без дыма горя.

Святая вода наших сточных канав
Уносит свой яд, а ручьи, как канат
Сплетают наш край воедино.
И в сердце растрескались льдины.

Весна наряжает ветлу, как котят
И солнечный заяц на луже. Хотя
Бежал бы к березовой роще.
Там чище, там слаще, там проще…

Еврейское кладбище звезды зажгло,
И сосны роняют с иголок тепло
На плиты гранита и снега.
Так капает желтое небо…

Вода древних рек и вода наших мест
Речушки Холовы под крестецкий крест,
Несет голоса прошлых весен,
С улыбкой потерянных блесен.

На самом краю колоннада берез
Огромное небо на спину берет.

Мертвая Вода

В твоих ладонях мертвая вода
Темна, как ночь осеннего настоя …
А в ней блестит полынная звезда,
И все в тебе немое и пустое…

Ты говорила, мир жесток и сер…
Здесь любят смерть и мало, чем гордиться…
Ты многих часто ставила в пример,
Кто часто пьет такую же водицу…

В тот миг ты стала даже красивей,
В глазах бездонных волчьи стаи грусти…
И в этой тихой осени кровей,
Мы знали жизнь, как будто наизусть… И...

Мы пили, как шампанское вино
Ту воду с вечным привкусом полыни…
А звездопада синее зерно
Стучало по осенней сердцевине…

Мы пили за войну, что без побед,

Единокие

О весне все стихи и рассказы.
В них мохнатые кошки из вербы.
Распустила она метастазы
Из ветвей в наше жирное небо.

Запах тонкий березовой каши,
Сытной каши на бруньках и снеге.
От весны вдохновение наше.
Мы вскрываем зашитые веки.

Темных вод разливается плошка,
Серый лед у мостов строит плахи.
И последняя зимняя крошка
Закружилась в медлительном взмахе.

На граните оттаяло злато,
Купорос доброй каплей, веснушки.
А весна пеленала солдата,
Заряжала гвоздики в Царь-Пушки...

И стреляла цветами по крышам,
По проспектам и скверам в начале.
Мои чувства, как белые мыши
Шекотали в груди и пищали.

Победитель Металла

Небо прокисло бражкой,
Мимо стакана оно.
После войны страшно,
А до Нее смешно...

Ржавые мины воюют,
Ждут в поле ногу и плуг...
Напоминая "вторую",
Громче своих подруг...

Спят боевые в повалку
Им соловьи трубят.
После войны всех жалко,
А до нее себя.

Распотрошили кисеты,
Курят туман болот,
Те, кто прошел все это,
Те, кто еще пройдет...

Там по бинтам березы
Шрам от осколка сочит.
Радость рождает слезы,
Эта слеза горчит.

Всем до войны похвально,
Рвать на словах вражин.
После войны печально
Помнить, как отнял жизнь.

Без Креста

Сын вернулся поздней ночкой,
Бабка Маня вся в слезах!
Все целует его в щечки
И печальные глаза.

Ешь, родимый!: режет сало,
Да с сынка сдувает пыль…
И достала из подвала
Поллитровую бутыль…

Смотрит жадно, взгляд не сводит.
Тянет слово, он молчит…
Как портрет, что на комоде
В желтом пламени свечи.

Нынче зорька вышла рано...
Кровью льет в проем окна.
Бабка Маня видит раны
На груди где ордена..

Все не тронута закуска
Рюмка горькая пуста…
-----------------------------
Сын убит в войну под Курском,
Захоронен без креста…