Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

"Да разве сердце позабудет..."

]]>]]>

к 65летию Победы

С утра, принарядившиеся и торжественные ветераны, вереницей тянулись к зданию Администрации Сомёнского сельского поселения. Среди них - труженики тыла, участники войны, узники фашистских концлагерей. Здесь состоялось торжественное чествование тех, кто воевал и трудился в годы Великой Отечественной.

После того, как Глава администрации поселения В.В. Иванова вручила памятные подарки и поздравительные открытки от Главы района и Губернатора области, для земляков устроили концерт маленькие артисты из Сомёнского Дома культуры. А потом настало время душевного чаепития, во время которого собравшиеся вспомнили о событиях грозовых сороковых...

Алексей Иванович Лазарев рассказывает, что в год Великой Победы ему исполнилось 12 лет. В тот день они с ровесниками, как всегда, пришли на скотный двор, чтобы в очередной раз запрячь быков и выйти на работу в поле. И вдруг увидели стремительно приближающегося к ним нарочного из Шутиловичей, который ещё издали закричал запыхавшимся голосом: «А ну-ка, хлопцы, выпрягайте «коней»!» А дальше все слышали только слово «победа». Тут же развернулось народное гуляние, ради чего председатель колхоза распорядился зарезать бычка - впервые за долгое время люди ели мясо, приготовленное на костре у деревенской речки, ну и, конечно, выпили по сто граммов «фронтовых».

А вот для Капитолины Павловны Краевой этот день запомнился горечью потери. У неё, студентки сельскохозяйственного училища, за несколько лет войны погибли практически все родные: отец, тёти, дяди- всего полтора десятка человек, осталась лишь мама с шестью детьми. Она, тогдашний подросток, очень тяжело перенесла эти события и до сих пор не может вспоминать о них без слёз.

- Те, кто не пережил лихолетья, - говорит Капитолина Павловна, - вряд ли поймут нас, детей войны, и наших родителей. Ведь выжили практически на траве, в холоде, работая из последних сил. И если солдатам на фронте хотя бы обмундирование выдавали, а следом за ними двигалась полевая кухня, то у нас же не было ни одежды, ни хлеба, работали при этом по 14-16 часов в сутки.

Для Марии Платоновны Тюлиной главным воспоминанием военного детства стали дни, когда на Лычково через Сомёнку шли колонны наших военных, и мама, отрывая кусок от голодных ребятишек, выносила им хлеб, молоко, другую немудрёную провизию, которая тут же уничтожа­лась измождёнными солдатиками. Так и осталась для неё мама глав­ным героем войны.

Регину Анатольевну Иванову ранним утром 22 июня 1941 года разбудил встревоженный голос учительницы, прозвучавший в их доме: «Вставайте, война!» Мать, доившая в хлеву корову, бросив подойник, вбежала в дом... Отца сразу вызвали в военкомат в Крестцы. Он погиб в первый же год войны, а в детскую память врезались слова из папиного письма: «Я отпускаю немцам «гостинцы» и её недоумение: почему же папа, такой родной и добрый, потчует гостинцами каких-то немцев, а им подарков не присылает.

Ещё вспоминаются немецкие самолёты, так низко летающие над деревней, что видны были пилоты, с любопытством смотрящие сквозь стекло на деревенскую ребятню, а после равнодушно строчащие по ней же из пулемётов.

В Сомёнке расположился наш аэродром, и подростков привлекали к расчистке дороги к нему, а зима 41-го была холодная и вьюжная...

А вот для Владимира Григорьевича Кузьмина главной травмой и незаживающей раной стал тот факт, что его отец, кадровый военный, прошедший и финскую войну, не дожил до победы меньше двух месяцев, сложив голову 12 марта 1945 года...

Степан Яковлевич Фомин, единственный участник боевых действий среди собравшихся, с болью рассказал и о том, как сражался на фронте, и о том, как попал в плен, а сбежав оттуда, воевал в партизанском отряде.

У каждого из присутствующих горьких воспоминаний хватило бы на целую книгу. Их судьбы, такие разные и одновременно такие похожие, объединили Великая война и Великая Победа.

Вспомнили ветераны и о том, что в Сомёнке, предположительно, имеется незарегистрированное захоронение советских воинов, точнее, могила одного солдата. Когда в послевоенные годы воинов, погребённых здесь, выкопали для опознания и перезахоронения, один из защитников Родины так и остался лежать в сомёнской земле, поскольку старенькая деревенская учительница, у которой на фронте погиб сын, попросила оставить здесь хоть одного бойца, чтобы иметь возможность ухаживать за могилой. Насколько верны эти предположения, сейчас выясняет Администрация поселения. Возможно, скоро это святое место приобретёт официальный статус воинского захоронения.

О. Егорова
по материалам газеты Крестцы
№ 49-50 от 8 мая 2010 года