Версия для слабовидящих

Вход в систему

планшет престижио отзывы
 

Наш 108-й штурмовой. О славном боевом пути 108-го штурмового авиаполка, базировавшегося в Крестцах

Рассказывает Д. Зильманович, председатель совета ветеранов-однополчан 108-гвардейского штурмового авиаполка, почётный гражданин города Рава-Русская.

Пополнившись новыми боевыми самолетами ИЛ-2и летным составом, полк с  15  декабря  1941года вел боевые действия на Западном Фронте, внося свой вклад в разгром немцев под Москвой.

Выполняя задание Верховного  Главнокомандования, полк сочетал боевую  работу с  получением и перегонкой самолетов - штурмовиков ИЛ-2 в Моск­ву для пополнения других штурмовых полков, участвовавших   в защите столицы

Командование, штаб и инженерная служба полка в период с 22 декабря 1941 года по 5 февраля 1942 года про­делали большую работу по сбору лич­ного состава и материальной части полка, разбросанных на аэродромах и точках - от Куйбышева до Подмосковья. Здесь, пожалуй, впервые в штурмовой авиации перебазирование инженерно - технического состава про­изводилось не только с использовани­ем задних, люков одноместных ИЛ-2, но и гандол шасси, в которых разме­щалось по одному человеку.

16 марта 1942 года полк  получил приказ на перебазирование на Северо-Западный фронт. Здесь он вошел в состав второй ударной авиагруппы Ставки Верховного Главнокомандова­ния и оказывал поддержку войскам фронта в их ожесточенных оборонительных боях с частями 16-й немецкой армии и резервами групп фашистских армий «Север», предпринимавшими попытки пробиться к своим войскам, окруженным в районе Демянска.

Ежедневно по два и три раза выле­тали летчики на штурмовку живой силы, артиллерийских позиций, аэродромов, танковых и механизированных колонн, других видов боевой техники фашистов. Каждый из тех полетов представлял собой смертельную опасность.
Лишь боевой опыт и искусство вождениягрупп таких опытных командиров как Макаров, Останов, Богданов, Ми­хайлов, Белышев, Якушев, Разломий позволяли отлично выполнять слож­ные и опасные боевые задачи с минимальными потерями. Самолеты приходили на аэродромбуквально изрешеченными нулями и осколками снарядов. Часто привести такой побитый в бою самолет и посадить его на свой аэродромстоило летчикам, больших усилий. А восстановить его как боевую машину, чтобы она завтра, а то и в тот же день вновь поднялась в воздух, могли лишь такие «золотые руки», какими являлись техники, механики, авиаспециалисты, старшие техники полка И. Кушнерёв и М Броун. Авиамеханики звеньев И. Рагулин, Денисенко, Н. Сачко, А. Новиков умело организовывали ремонт и восстановление повреждённых самолётов.

Каждый боевой вылет использовался для улучшения тактики боя. Нужно было так маневрировать в полете над целью, чтобы избежать поражений от мощной зенитной обороны и огня ист­ребителей противника. Па Северо-За­падном фронте к тому времени про­тивник имел большое численное пре­восходство в авиации. Это выдвинуло на первый план проблему самозащиты штурмовиков.

В беседах и спорах рождались все вовне и новые мысли и идеи. Смека­листый, и уже зарекомендовавший се­бя в бою, смелым и находчивым стар­ший сержант Василии Рябошапко, высказал мысль о том, что «Илы» могут сами себя прикрыть и защитить.

Нуж­но использовать такое построение штурмовиков, при котором четыре - шесть ИЛ-2 прикрывала бы пара «Илов» идущих сзади и выше основ­ной   группы.

Ценные предложения о том, как из­бежать потерь от истребителей про­тивника при вылетах групп «Илов» без прикрытия истребителей, высказал также поступивший в полк лишь 10 марта, но уже успевший показать свой «волжский характер» младший лейте­нант Ф. А. Жигарин.

Учитывая важность защиты задней сферы одноместного самолета ИЛ-2, в полку были оборудованы самодельные установки под пулемет. Закрепив ШКАС (авиационный скорострельный пулемет конструкторов Шпитального и Комарицкого) в заднем люке фюзе­ляжа, летали в качестве воздушных стрелков старший инженер полка, специалисты авиавооружения Г.М. Куперберг, И.М. Гуржий, Шевнин, механики и стрелки авиавооружения Кузьмин, Олейников, Постнов, комсорг полка Юрченко и другие, включая ра­ботников штаба.

Польза от принятых мер скоро да­ла свои результаты. В нашем полку герои-летчики первыми в ВВС доказали возможность прикрытия штурмови­ков штурмовиками, вести бой на «Илах» и сбивать не только бомбарди­ровщики и транспортные самолеты гитлеровцев, но и самолеты, истреби­тели типа ME-110 и МЕ-109.

Зародилось это в нашем полку. «Од­нажды сержант Рябошапко, — писал генерал Д.Ф.Кондратюк в 1942 году в журнале «Вестник воздушного фло­та» № 11, —идя замыкающим в груп­пе штурмовиков, был атакован само­летом МЕ-110, который после атаки проскочил вперед штурмовика. Рябо­шапко воспользовался удобным мо­ментом и атаковал МЕ-110. В резуль­тате самолет противника загорелся и врезался в землю».

После этого сержант Рябошапко всегда ходил замыкающим и не только не боялся нападения на него с возду­ха, но с нетерпением ожидал против­ника. Когда вся группа, выполняя задание, уходила от цели, Рябошапко специально задерживался для поисков немецкого самолета.

Примечательным был для Василия Рябошапко день 27 марта 1942 года. В составе четырех самолетов ИЛ-2 трижды вылетал он на уничтожение артпозиций и боевых порядков про­тивника. «Над целью группа встрети­лась с двенадцатью самолетами про­тивника, вступила с ними в бой, — указывается в наградном листе. В ре­зультате воздушного боя сбит бомбар­дировщик противника, подбито два самолета Ю-88. Тов. Рябошапко лично сбил самолет МЕ-110. Все наши само­леты невредимыми вернулись на свой аэродром».

1 апреля 1942 года в составе груп­пы четырех самолетов Рябошапко вы­летел   на штурмовку войск противника. «Во втором заходе, - указывается в наградном листе, —самолеты ИЛ-2 подверглись атаке двенадцати МЕ-109. Истребительного прикрытия штурмо­виков не было и им самим пришлось вступить в бой с превосходящими си­лами противника. Оттягивая «мессеров» на свою территорию, Рябошапко, отбивая атаки истребителей противни­ка от впереди идущих самолетов, был атакован четырьмя ME-109 и, сражаясь, смело и мужественно, один против четырех отбил все атаки вражеских истребителей.

В этом воздушном бою самолет Ря­бошапко был сильно поврежден. От­важный летчик почти на неуправляемой машине, будучи сам раненым, привя­зал ручку управления приводом к прицелу, так как не в силах был ее удержать и благополучно привел само­лет на свой аэродром.

3 апреля 1942 года мужественный летчик погиб, выполняя боевое зада­ние.

21 июля 1942 года старшему сер­жанту Василию Яковлевичу Рябошап­ко за выдающиеся боевые заслуги Указом Президиума Верховного Со­вета СССР, присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

В развернувшихся в конце марта и в апреле кровопролитных боях про­тивнику ценой больших потерь уда­лось прорвать фронт советских войск, окружавших его демянскую группировку, и образовать так назы­ваемый «рамушевский коридор». На­пряженность возросла еще больше. В сложных метеорологических условиях при возросшей активности зенитной артиллерии и истребителей противни­ка полк понес новые потери. 23 марта погиб старшина Г. П. Нейжмак, а   11 апреля - командир звена старшина Н. Д. Ефимов.

И, как бы ожесточаясь от сложнос­тей и опасностей выполняемых задач, летчики полка показывают все новые и новые образцы мужества и геройст­ва в сражениях с врагом. Настоящими воздушными бойцами показали себя в этих боях командиры эскадрилий Ма­каров и Богданов, их заместители Белышев и Михайлов, пилоты Вовкогон, Дранов, Жигарин, Дубинин, Сафонов и другие.

В канун Первомая в полк прибыл новый военком майор Николай Ва­сильевич Панов. Тот Первомай был ра­достный, по-особому праздничный и запомнившийся. С радостью была встречена весть о награждении орде­нами и медалями Греськова, Махуна, Зильмановича, Вовкогона, Белышева, Жигарина, Никитина, Кушнерова, Мартьянова, Христенко, Болыхина, Запорожченко, Сибилева, Олейникова, Сачко. А 6 мая стало известно о но­вом награждении летчиков и техни­ческого состава, в том числе Василия Белышева орденом Ленина.

В исключительно трудных условиях выполняли свою тяжелую работу тех­ники, механики и авиационные специ­алисты, готовя самолеты к боевым вылетам, ремонтируя поврежденные в бою. Эвакуация самолетов, ценившихся в то время на вес золота, производи­лась техсоставом не только с нейтраль­ной полосы, но порой и с территории, занятой противником, если самолет, приземлившийся с убранными шасси, можно было восстановить для поле­тов. И все это выполнялось под почти беспрерывной (120 бомбежек за март - июнь 1942 года) бомбежкой. Лишь опыт, выдержка и мужество закаленных в полковой семье техни­ков, механиков и авиаспециалистов Смирного, Степина, Кондратьева, Науменко, Балыхина, Христенко, Смирнова, Герасименко. Клевцова, Яковенко, Албула, Бондаренко, Поповича, Телятникова, Андгуладзе, Ганцева, Бойко, Амигуда, Лубинца, Мартыненко, Гольдберга, Митрофанова и других могли обеспечить постоянную готовность и безотказную работу матчасти в этот напряженный период.

Еще более интенсивными были бое­вые действия в апреле - июне. 3 апре­ля 1942 года боевой вылет четырех ИЛ-2 в составе Белышева, Ефремова, Вовкогона, Жигарина. Цель атакована отлично. На станции Валый разбит эшелон с людьми и боеприпасами. 5 апреля - боевой вылет в составе че­тырех ИЛ-2 (Белышев, Вовкогон, Дубинин, Ефремов) на перехват само­летов и атаку вражеских аэродромов в районе Демянска. Несмотря на при­крытие истребителей два МЕ-109 зашли группе в хвост. В том бою млад­ший лейтенант Вовкогон сбил Ю-88, который тут же приземлился, а Ефремов зажег его на  земле.

Радовали боевые походы Ивана Вов­когона, сбившего в одном вылете МЕ-109 и три фашистских транспорт­ных самолета. За полком утвердилась слава передового штурмового авиапол­ка, а за Вовкогоном - лестное прозви­ще «фрицебой».

7 мая ,1942 .года он водил группу трех ИЛ-2, вновь прибывшего на фронт 567 штурмового авиаполка, на штурмовку артпозиций. При возвращении вышел на аэродром базирования гитлеровцев Хони, где обнаружил до 30 Ю-52. Выпус­тив на стоянке «юнкерсов» эресы и пушечный заряд, он зажег четыре самолета и, заметив в воздухе пятый, заходивший на посадку, сбил и его. Второй атакой Вовкогон сбросил бом­бы и мешки с горючей смесью, за ним последовали и ведомые. Аэродром немцев был весь в огне. До 25 самолетов, склад с боеприпасами и много летного и технического состава   были уничтожены.

Радовали и боевые успехи молодого летчика Федора Жигарина. Когда 25 мая 1942 года прибывший в полк гене­рал Д. Ф. Кондратюк обратился к летчикам с просьбой вылететь на штурмовку вражеского аэродрома (погода была нелетная), первым вызвался Жигарин: «Пожалуй, я полечу». Вылетел, дошёл до цели и в сложнейших метеорологических условиях выполнил задание. В этот раз он сбил в воздухе два Ю-52 и уничтожил на земле до четырех немецких самолетов. Вручая тут же после полета Жигарину орден Боевого Красного Знаме­ни, генерал Кондратюк назвал его настоящим героем.

В тот же день с боевого задания не вернулся пилот Дубина. Гибель его, как и других семи летчиков за период боевых действий полка па Северо-За­падном фронте,   траурными строками записана   в истории 299—108-го гвар­дейского штурмового авиаполка.

Война еще только подходила к ис­ходу первого года, и перед полком вставали новые и еще более сложные задачи: продолжать боевые действия с минимальными потерями, овладеть ночными полетами на самолетах ИЛ-2, повышать свой вклад в разгром нена­вистных немецко-фашистских захват­чиков.

26 июня из полка ушел на долж­ность заместителя командира дивизии Сергей Евменович Греськов и в должность командира полка вступил майор Леонид Сергеевич Макаров. А с 13 августа 1942 года полк уже участвовал в боевых действиях на Западном фронте.

Из архива Краеведческого музея

28 марта 2009 года

 

i1_0.jpg
]]>]]>