Версия для слабовидящих

Вход в систему

сигариллы купить
 

«В их семьях прекрасно прядут и ткут простой крестьянский холст…»

Подготовлено по материалам статьи «Улучшение ткачества в Новгородской, Казанской и Екатеринославской губерниях» (отчёт за 1900 год А.Г. Доливо-Добровольской).

…Закончив все дела в Старой Руссе, я направилась в Крестцы Новгородской губернии. В Крестцах ткацкая школа устроена уездным земством (земства — выборные органы местного самоуправления в России в 1864–1919 гг. на уровне губернии, уезда и (с 1917 г.) волости, введённые земской реформой 1864 года — от ред.) с 1898 года по образцу старорусской, откуда были вывезены станки и приглашена учительницею одна из бывших учениц старорусской школы, но также малограмотная. Условия приёма и порядок работы в здешней мастерской те же, что и в Старой Руссе. Земская больницы в уезде и арестный дом снабжаются холстом, сработанным в школе, причём стараются употреблять местную льняную пряжу, которую управа скупает у крестьянок. В школе я застала всего трёх учениц, четвёртая приехала в конце занятий. В число учениц на время моих курсов вступили ещё две, в том числе учительница тканья Дементьева. Здесь, как и в Старой Руссе, было сравнительно мало учениц. Говоря с зашедшими в ткацкую крестьянами и крестьянками, приходилось выслушивать одно и то же: многия крестьянския девушки с удовольствием стали бы учиться, но родители их не отпускают, боясь дурного влияния города и расходов, сопряжённых с жизнью вне родительского дома. Кроме того, время моего там пребывания совпало с жатвою яровых, которые сильно запоздали здесь в 1899 году. К самому городу примыкает Ямская слобода, тянущаяся вдоль Петербурго-московского шоссе версты на полторы. Казалось бы, немало учениц должно быть из населения слободы — полевое хозяйство у них очень невелико и иного заработка нет. Между тем из Ямской слободы оказалась всего одна ученица, поступившая учиться ткать; все остальныя слободския девушки смотрели на это дело как на стоящее ниже их достоинства, так как они считают себя городскими.

В Крестецком уезде много староверов, очень зажиточных, в их семьях прекрасно прядут и ткут довольно тонкий простой крестьянский холст, ширина котораго не превышает 8 вершков. Мне очень хотелось заполучить хоть одну ученицу из среды их, но староверы ещё боле неохотно отпускают свою молодёжь из дома, тем боле в далеко отстоящий город (вёрст 40– 60 от деревни), поэтому все мои старания не привели к желанному результату. Местный земский начальник, сильно заинтересовавшийся делом, во время своих разъездов по участку старался убедить крестьян-староверов послать девушек учиться ко мне ткать; все они заинтересовались сообщаемыми им сведениями, соглашались с пользою обучения улучшенному ткачеству, но при этом говорили: «Кабы к нам сюда приехали учить, так все бы своих дочек послали, а в город не пустим». Таким образом, я осталась с шестью ученицами, хотя по волостям тоже было сообщено о цели моего приезда и о начале занятий. Так как в Крестцы для образца был выписан станок из Старой Руссы и по нему сделаны были 9 станков, которые я нашла в школе, то все их также пришлось переделывать, а пока они не были готовы, заправлялись станки, привезённые мною для образца из Москвы. Все ученицы были уже знакомы с самолетским станком, так как некоторое время пробыли в школе. Совершенно ново для них было тканье упряжной тесьмы и возжей, а также подготовка пряжи и усовершенствованный способ заправки. Благодаря знакомству учениц с самолетом и большому числу станков, дело пошло скоро: одни ткани сменялись другими, постепенно усложнялись узоры, которые, как и везде, очень привлекали учениц. Сначала были заправлены бумажные ткани, которыя потом сменились полушерстяными, а затем льняныя и шерстяныя, как требующия большаго навыка и внимания при тканье. Все ученицы были городския обывательницы; они занимались в школе уже целый год и имели получить каждая от земской управы самолетский станок со всеми принадлежностями в награду за успехи.

Только одна ученица была крестьянка и начала учиться всего недели за три до моего приезда в г. Крестцы. На ней-то скорее всего можно было заметить, насколько успешно шли занятия. Эта ученица-крестьянка получила от меня казённый самолетский станок с металлическим бердом, двумя челноками, заправленною тканью в рядки. (От ред.: далее в статье имеется сноска: условия, на которых выдан станок, заключаются в следующем: крестьянка Крестецкого уезда, села Зайцева, Мосичева получила самолетский станок с бердом в 17 вершков с челноками и шпарутками и рядки. Заправленная на станке ткань поступает в полную собственность Мосичевой. Станок как казённая собственность не может быть продан, заложен или передан другому лицу. Он поступает в полную собственность Мосичевой, когда она обучит самолетскому тканью шесть человек, в чём и предоставит удостоверение волостного правления, засвидетельствованное земским начальником, с указанием места жительства, званий, имен и фамилий своих учениц. На подобных же условиях получили бесплатно станки крестьяне в других местностях). Станок этот был заправлен ею самостоятельно у себя на дому, в селе Зайцево, в 29 верстах от города, куда я ездила его осматривать по окончанию занятий. Остальныя ученицы получили по 25 аршин основы, уток к ней, по берду и паре челноков, также тетради с узорами и образцами материй и различныя ткани, сработанныя ими за время обучения. Станок-самолет с подъёмными ящиками и станок для тканья возжей и подпруг с бердами и челноками оставлены мною в школе для образца, чтобы по ним делать следующие станки. Станки в Крестцах, несомненно, лучшей работы, чем в Старой Руссе, но одинаково громоздки, а потому вовсе непригодны для крестьянских изб. Величина этих станков приводила в смущение многих посетительниц-крестьянок, которыя с базара заходили посмотреть на производившияся у меня работы, и не раз приходилось слышать, что такие станки не уставятся в их избах. Привезённые же мною из Москвы вполне соответствовали размерам крестьянских домов. Теперь, по дошедшим до меня сведениям, число учениц в Крестецкой ткацкой школе увеличилось. Крестьянка Мосичева, получившая от меня станок, в селе Зайцеве имеет несколько учениц-односельчанок и постоянно работает на самолете. Она думает приобрести ещё станок, чтобы обучение других не задерживало её тканья. Крестецкою земскою управою также выписаны, по моему указанию, металлическия шпарутки из Финляндии, намеревались приобрести и каток. Убедившись, что все ученицы усвоили способы заправки новых станков, понимание узоров и подвязей, также выбор берд, проклейку льняной и шерстяной пряжи и проч., я закончила занятия в Крестцах и отправилась в дальнейший путь, в отдалённый Чистопольский уезд Казанской губернии…».

По материалам газеты «Крестцы»
Подготовила О.Егорова
]]>]]>