Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Люди и судьбы нашего края

Двадцать второго июня 1941 года на нашу землю пришла самая жестокая и кровопролитная война в истории человечества. В памяти людей этот день остался не просто как роковая дата, но и как рубеж отсчёта срока войны, а именно, тысяча четыреста восемнадцать дней и ночей.

Иванова Елена Александровна, 1917 года рождения, была ровесницей революции. Семья Елены – это вечно торопящаяся на работу к чужим людям мать да маленький братишка, которого нянчила старшая сестра в отсутствии матери. Жили без отца. Хозяйства не было никакого. Единственный доход семьи – заработок матери, зависящей от доброты соседей, что дадут, за то и спасибо. В школу Елене ходить не довелось. Едва только встал на ноги братик, как пришлось и ей идти в люди, жить в няньках. Чаще нанимали свои же Ямские жители – Минутины, Самарины. А один год Лена жила в Старой Болотнице. Платили немного, считалось, что за харчи работает. Кроме того, по окончании «контракта» хозяева одаривали няньку новым платьем и давали хлеба. Так продолжалось до того, как Елене исполнилось 12 лет.

В 1929 году стали набирать строчильщиц в артель. Елена вместе с матерью одной из первых пришла на «Строчку». Возможность иметь постоянный заработок радовала, поэтому старались изо всех сил. Строчили даже дома по ночам, так хотелось получить побольше денег, купить новую одежду, ведь уже и на гулянье стала ходить девчонка.

О тех временах сохранились самые радостные воспоминания: две гармони созывали на улицу Набережную в Ямской Слободе, где жила Елена, всех окрестных ребят и девчат. Плясали, пели, шутили и смеялись. А случалось, и дрались парни, когда городские ребята за ямскими девчонками пытались ухаживать.

Но главным в жизни Елены была «Строчка». Там была не только работа, но и вся жизнь в её многообразии. Лену приняли в комсомол – ещё бы не принять, ведь передовая работница, стахановка. Здесь же на «Строчке» грамоте обучилась в ликбезе – четыре года ходила, старательно, как и всё за что бралась, учила буквы, выводила на бумаге первые закорючки, складывала и вычитала цифры. Получала премии за перевыполнение плановых заданий, а ещё – каждый год – путёвки в дом отдыха. Где только не отдыхала Лена и всё это бесплатно, за счёт предприятия.

В годы советской власти такое отношение к рабочему человеку считалось нормой – ценились золотые руки Елены. Даже продвижение по службе было гарантировано. В 1936 году её назначают заведующей в Винское отделение артели, где и проработала она целый год. Разные узоры рождались под руками мастерицы, но лучше всего работалось в дёржке, где готовила изделия под будущую строчку. Мало кто мог угнаться за быстрыми движениями пальцев Елены, многих за свою трудовую деятельность обучила она мастерству.

Как и всех в нашей стране, её больно ударила война. К тому времени она уже была замужней женщиной и ждала ребёнка. Утром 22-го июня 1941 года в сопровождении соседки Елена направилась от самого конца Ямской улицы пешком в роддом, т.к. «скорой помощи» в те годы не было. Муж работал в милиции. Проходя мимо работы мужа, Елена удивилась тому, как много на крыльце всякого начальства. Но расспрашивать было некогда, спешила в больницу. Родильное отделение было на первом этаже больницы, где сейчас располагается отделение хирургии. Врачи тоже все куда-то разбежались, принимала роды девушка – практикантка. Когда на свет появилась дочка, то Елена обратила внимание на то, что все вокруг плачут. На вопрос, кто умер, что случилось, услышала: «Война!».

Мужчин в армию стали забирать уже на второй день войны. Женщины, чувствуя разлуку и зная, что, может быть, больше не увидятся, подавали мужьям в окно детей, а затем и сами, в чём были, выпрыгивали следом и бежали домой под напуганные крики медперсонала, пытавшегося задержать рожениц в больнице. Как самое дорогое прижимали к себе и шли с мужьями по улице, обливаясь слезами.

Мужа Елены Александровны в армию ещё не отправили, а вот её и немногих оставшихся в больнице рожениц, решено было эвакуировать сначала в Борок, а затем в Мошенской район. Там и застало письмо Василия, мужа Елены – мол, в Армию забирают. Тут же засобиралась Лена домой – на попутных до Боровичей, где сидя на скамейке и ожидая возможности уехать дальше, вдруг увидела мужа, который вёз людей на машине сопровождающим. Радовались не только Елена с Василием, ликовала вся колонна отправляющихся на фронт бойцов. У мужа талоны были на обед, накормил он жену в столовой и уехал на фронт. Были письма-треугольники, но их было очень мало.

В 1944 году получит Елена Александровна последнее письмо от мужа, а дальше только сообщение – пропал без вести.

Продолжение следует…

Н.Б. Жолобова
По материалам ]]>http://библиотека-крестцы.рф]]>
21 июня 2022 года

 

]]>]]>