Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Блоги

«To bury the tomahawk»

Нам на смену придут -
Кто ни лучше, ни хуже.
Будут бегать на пруд,
Мерить мутные лужи.
Побегут по росе
Под июльской зарею.
...Если "гаджеты" все
Смело в землю зароют...

Зёрна

Комбат сказал: - Примкнуть штыки!
Противник плотными рядами.
Душа из сердца в кулаки
Ушла командовать руками.

Последний миг большой войны.
Прощались зёрна с колосками.
В простор весенней синевы
Взлетали души журавлями...

В круговороте сладком

За лодочкой – лошадка.
По кругу карусель.
В круговороте сладком
И август, и апрель.

Осенние букеты,
И лепестки весны,
И явь картин сто цветных,
И кружевные сны.

…Под медленные вальсы,
На свадьбе Золотой,
Кружится седовласый
С женою молодой!..

Сквозь очки

Мне лето стало жарче,
А зимы – холодней.
Грачи как-будто ярче,
А ландыши – бледней.

Июльским добрым утром,
Тропинкой грибника,
Пройти могу понуро,
Не слыша родника.

А ехать вдруг случится
В трамваях городских –
Эмоции на лицах
Читаю взяв очки.

Мне лето стало жарче,
А зимы – холодней.
Годами стал богаче.
Мечтами стал бедней…

Осенние поцелуи

Природу не вините
За пламенный наряд.
Серебряные нити
Не завезли на склад.

Припев:

На кленах раскраска лисья.
Рябиновые огни.
Слоями ложатся листья
На поцелуи твои…

Цветов переизбыток
От сброшенной листвы,
И ткут из медных ниток
Ноябрьские холсты...

Припев:

На кленах раскраска лисья.
Рябиновые огни.
Слоями ложатся листья
На поцелуи твои…

Зима в ладони дышит.
Но ты не просишь – «грей!»
Как жаль, что мы не слышим
Упреков журавлей!

Припев:

Поблекнет раскраска лисья,
Рябиновые огни.
Снегами накроет листья
И поцелуи твои…

Листья

Осенние расставания
Недолго память хранит.
На уровне подсознания
Скукоживаются дни.

На кленах раскраска лисья.
Рябиновые огни.
Слоями ложатся листья
На поцелуи твои…

Лучик

Ласковый лучик улыбки твоей
Стал, и теплей, и пушинки нежней.
Возле подъезда шептались соседи
– Парню досталась прекрасная леди.

Лучик коснулся трехдневных щетин,
Думой начертанных свежих морщин.
Благословенная добрая сила
Приободрила, отмыла, побрила...

***

«Здесь и теперь» – подобно лезвию клинка, у которого одна сторона – прошлое, а другая – будущее.
Наша задача – приобрести добротный оселок, и своевременно стачивать заусеницы на обеих сторонах.

Улыбнись!

В час, когда отойдем в мир иной, –
Будет ветер ласкаться с волной.
Улетим в синеву – я, и ты,
Но ничуть не поблекнут цветы.

Где закат нас к реке уводил, –
По следам пробегутся дожди.
Обновят шелковистую даль.
Не известно им слово «печаль».

Будет солнце трудится в веках.
Серебриться на солнце река.
Улыбнись! Мы отведать смогли
Гиацинтовый запах земли!..

А вдруг...

И выпить мог чарку водки,
И радость искал в труде.
Хозяюшки – всё молодки –
Хвалили его в селе.

Сейчас – корвалол на этиле.
Какие мозоли рук?!
Когда-то – солнце светило,
И печи ложились вкруг.

Поставит на стол "литруху".
В шкафу возьмет инструмент.
А вдруг подарит старуха
Заслуженный комплимент…

"Мяу"

«Мяу», что такое
За окном творится?
Солнце на покое,
А в тени, – за тридцать!

Люди лето любят
И легко одеты.
Я, – в пушистой шубе
И зимой, и летом.

Шерстку чисто мою,
Чтоб не стала ватой.
Мне тепло зимою.
Летом жарковато!..

В Металлострое

В Металлострое ржавеет трава.
Бликами ртути сияет Нева.
И под гудки грузовых поездов,
Аист свое оставляет гнездо.

Осень несет купорос или медь.
Каждой чеканке на ветре звенеть.
Клинья небес в одиноком окне.
Осень и я, догораем в огне.

Это металл. Вот такие дела.
В мертвом цветке умирает пчела.
Там в глубине, в каждой русской душе,
Лета портрет будет в карандаше…

Солнце ломает лучи на волне.
Грустная осень, вот грустно и мне.
Но улыбаясь, ищу свой пунктир,
Чтобы пройти мне подаренный мир…

© Copyright: Станислав Сенькин -Рубанский, 2018
Свидетельство о публикации №118060605948

Медяшки

Осины звенели медяшками в сбруе.
Река два холма меж собою шнурует.
Где берег, и русские белые бани
Столкнулись в субботу сосновыми лбами.

Хвосты их, связавшись, ольхою пропахли.
В прорехах небес тучи облаком пакли.
И капает кровь на песок и на камень
Осенний закат, прочертив между нами.

Река надломила вечерние ивы.
Ночь будет трясти в нее звезды, как сливы.
И крЕстецкий ветер притих под березой,
Когда прячет солнце кровавые розы.

Луну выжимаю в стакан, а на ужин
Омлетами стали дорожные лужи.
В них ночь выводила цыплят.
Учила за душу цеплять.

Когда и кресты еле видны в томате.
Когда нас в ладошке несет Божья Матерь.
И мы засыпаем, и нам это снится.
Смочив молоком, как Лукойе ресницы.

Они, будто черные ивы мешают.

О ватнике

Ватник я, но без печали.
И богатый, и богатый.
Телогрейку мне стегали
Сладкой ватой, сладкой ватой...

Арматура

Нас сливали и сажали.
С нас срезали урожаи.
Били палкой из резины,
Арматурой коррозийной.

С нас писали многотомник,
Бросив с псами жить в питомник.
Кости стали, будто рама
С обедненного урана.

Плоть - кевлар, а кровь – «Бояра».
Развлеченьем стала кара.
Выжигал глазами «ВЕРИМ»
На березовой фанере.

Спал в мороз, упав в «Магните»,
На ступенчатом граните.
От душевной теплоты
Под плащом цвели цветы.

И боялись янки лиха.
Только лихо, слишком тихо…
Каждый Шах, был громче мата.
Панцирь, Вереск и Армата.

Этот синий грим глазной
Русский, а не привозной…

© Copyright: Станислав Сенькин -Рубанский, 2018
Свидетельство о публикации №118052200400

 

Случайные изображения

Последние комментарии

Последние изображения