Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

В стране выученных уроков...

Филолог обязан читать книги, предпочтение которым отдают школьники. Знакомьтесь, Юлия ФИЛИППОВА. Она завуч, учитель русского языка и литературы средней школы № 2 посёлка Крестцы, победитель областного конкурсного отбора лучших педагогов-2017. 

Отцы и дети 

Говорит, что уже в старших классах точно знала, что будет поступать в педагогический институт. 
— Но до последнего не могла определиться, какое направление выбрать: филологию или физмат, — начинает беседу Юлия Владимировна. — Подала документы на учителя русского языка и литературы. Конкурс был большой, чтобы поступить, из трёх экзаменов лишь по одному можно было получить «хорошо», по остальным — только «отлично». Прошла. Когда заканчивала вуз, распределение отменили. Но у меня не возникло проблем с трудоустройством — в этой школе студенческую практику проходила, сюда же 20 лет назад пришла работать. 

Она не мыслит себя нигде, кроме школы. Современные дети, по ее словам, не сильно отличаются от тех, что учились десятилетия назад: 

— Они такие же любознательные, впитывают все новое и интересное. Но при этом не терпят фальши со стороны педагога. Нельзя приходить на уроки с мыслью побыстрее отвести свои часы и уйти домой — ребята на такое равнодушное отношение ответят тем же. И потому, наверное, в образовании остаются лишь заинтересованные люди. 

Самое трудное сейчас, по мнению Филипповой, не с детьми найти общий язык, а с родителями. Мамы и папы заняты, и многие из них главным считают то, что ребенок накормлен, обут, одет. А помощь с уроками, контроль за исполнением домашнего задания уходит на второй план. Вот и приходится объяснять родителям, что нельзя пятиклассника пустить в свободное плавание, полагая, что он уже достаточно взрослый. Подростки как никто другой уязвимы и нуждаются в помощи не только сверстников, но и взрослых — педагогов и членов семьи. 

— Я как филолог просто обязана быть в курсе того, что читают мои ученики. А выбирают они произведения самых разных жанров — от фэнтези до военных романов. И потому у меня дома на журнальном столике всегда стопки книг лежат, — продолжает разговор собеседница. — Что касается школьной программы, то не стоит ждать от ребят особого восторга от классики. Однако я всегда говорю им, что времена, когда были написаны программные произведения, хоть и миновали давно, но поднимаемые в них проблемы актуальны по сей день. Именно от этой позиции мы и отталкиваемся, приступая к изучению нового автора. 

Часто Филиппова, чтобы заинтересовать учащихся или закрепить тему, использует дистанционные формы обучения, сопровождает изучение текстов просмотром фильмов, снятых по произведениям, причем нередко дает в сравнении киноленты советского периода и современные. Ну и вывозит классы на экскурсии, например, по местам Федора Михайловича Достоевского в Санкт-Петербурге.

Площадка для экспериментов 

Юлия Владимировна ведёт большую исследовательскую деятельность: является руководителем научного общества учащихся «Литературно-историческое краеведение». 
А еще она не первый уже год занимается апробацией новых учебных пособий. 
— Вхожу в региональную группу учителей-экспериментаторов. Учебников издается немало, но чтобы издание было на федеральном уровне одобрено и рекомендовано к использованию, прежде нужно понять, насколько оно полезно учащимся и педагогам. В течение нескольких лет мы с детьми занимаемся по этим книгам. Последним был учебник «Русский язык. ФГОС. Инновационная школа» для 10–11 классов под редакцией Богдановой и Виноградовой, издательство «Русское слово». Работать по нему было интересно и мне, и старшеклассникам, потому как структура заданий в нем соответствует ЕГЭ, что упрощает подготовку к экзаменам. Правда, мы с ребятами много опечаток в книге обнаружили, о чем я в своей аналитической записке по итогам апробации и написала. Что касается этого издания, то оно пока не вошло в федеральный перечень, поскольку несколько изменились задания ЕГЭ, из-за чего нужно вносить коррективы и в учебник. А вот другое учебное пособие по русскому языку — для 5–6 классов, которое тоже наша школа апробировала, — внесено в список одобренных, и мы по нему продолжаем заниматься. 

Филиппова уже десять лет является членом областной предметной подкомиссии по русскому языку по проверке части С госэкзамена. Говорит, что в случае спорных моментов вопрос всегда решается в пользу учащегося. По словам учителя, самое трудное, когда ребята пишут сочинение — а это и есть часть С, — правильно определить проблему. Если это не удалось, то выпускник сразу теряет восемь баллов. 
— По текстам хорошо видно, кто гуманитарий, а кто — технарь. Но все дети без исключения стараются хорошо написать тест и сочинение в том числе. А это, поверьте, непросто, — рассуждает Юлия Владимировна.

— В последнее время все чаще звучит мнение, что нужно госэкзамен по русскому языку дополнить еще разговорным блоком. Не знаю, как подобное на практике осуществить. В 11 классах это проще сделать, потому как учащихся не так много, подготовка у них примерно на одном уровне. А вот в больших 9 классах — а у нас бывает по три класса в параллели — дети делятся на сильных, середнячков, слабых, и применять к ним единые критерии оценки разговорных заданий нельзя. Полагаю, что нужно взвесить все «за» и «против», прежде чем еще усложнять экзамен. 

* * * 

Учебный год еще только набирает обороты, но юные подопечные Филипповой уже приступили к новым исследованиям, готовят работы на конкурсы. А у одиннадцатиклассников в декабре сочинение, которое является допуском к ЕГЭ по русскому языку, и Юлия Владимировна усиленно занимается с ребятами.

Людмила Данилкина.
7 сентября 2017 года
]]>]]>