Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

«Да разве ж сердце позабудет?..»

По материалам газеты «Крестцы»

Дети войны и труженики тыла – главные свидетели и непосредственные участники событий в летописи военной поры крестецкой земли. Подростки на равных со взрослыми взвалили на неокрепшие плечи и спины неимоверную тяжесть труда. Женщины же вместо ушедших на войну мужчин стали основной рабочей силой в тылу.

Отрывки из воспоминаний наших земляков, записанные в разное время и любезно предоставленные краеведческим музеем, зримо рисуют жизнь нашего края в годы Великой Отечественной войны.

Антонина Андреевна Булина:

-Когда в 1941 году началась война, много тяжёлых работ свалилось на наши хрупкие девичьи плечи. Я, как и многие сверстницы, осваивала военное дело на курсах при нашем военкомате, рыла окопы, заготавливала лес.

С приближением фронта наш район заполнялся госпиталями, нужно было ухаживать за ранеными - сначала в Усть-Волме, а затем перевелась в госпиталь, что находился в «красной» школе посёлка. Восемнадцать девушек набрали на курсы минёров-подрывников, решила и я осваивать это опасное дело. Но начальник госпиталя, узнав об этом, не отпустил, убедил работников военкомата, что, дескать, она, то есть я, очень нужна раненым. Видно, судьба меня щадила, потому что некоторые из этих девчат погибли, а некоторых сильно покалечило…

Александра Васильевна Губанова:

-В лето 1941 года многие из нашего посёлка ушли на фронт, в партизанские отряды. Но остались ещё комсомольцы, работавшие в тылу. В каждой организации в те годы доводился план по заготовке леса. Сберегательной кассе, где я тогда работала, нужно было заготовить 19 кубометров леса. Многие женщины до этого никогда не работали в лесу, но ежедневно выходили и грузили. Было очень трудно, но с планом справлялись, за что получали от райисполкома благодарности. А после работы выходили ещё на рытьё траншей, ухаживали в госпиталях за ранеными солдатами. Госпитали находились во многих зданиях. Женщины готовили концерты, пытаясь подбодрить раненых. А в ответ слышали: «Сестрёнки, спасибо, мы хоть на миг забываем, что у нас нет рук и ног».

…Мне никогда не забыть собрание в деревне Торбаево, ныне Новорахинского сельсовета. Я, тогда уполномоченная райкомом партии, приехала обсудить с сельчанами вопрос о сельхозразработках. Глядя на измученных людей, не знала, как начать разговор, чем согреть сердца женщин, получивших похоронки. Завели патефон, женщины слушали и плакали, а потом кто-то из них выкрикнул: «Хватит плакать, слезами горю не поможешь, говорите, что надо делать». Утром в деревне остались только маленькие детки да совсем немощные старики. Все остальные вышли в поле: кто копал лопатой землю, кто обучал коров и быков землю пахать. Женщины носили в поле на себе удобрения и семена, уборку вели вручную, урожай вывозили на себе и быках, со всеми работами всегда управлялись вовремя. А по вечерам собирались в доме учительницы Синильщиковой, где пели, плакали, читая письма с фронта, успокаивали друг друга.

В Ямской Слободе жила всеми уважаемая Акулина Егоровна Мичугина, женщины её бригады Ольга и Анна Сыровы, Анастасия Харичева, Мария Русакова, Анна Родина, Мария Малышева, на других работах Татьяна Базанова, Александра Прокудина, Елизавета Круглова, не боясь налётов немецкой авиации, работали в поле, выращивали овощи и сдавали государству.

По крестецкой земле днём и ночью на Новгород, Малую Вишеру, Лычково, Старую Руссу шли уставшие бойцы. Как-то по Устьволмской улице шла конница. Все сбежались, чтобы поприветствовать защитников. И вдруг к ногам мамы упал кисет, а в нём кусочки сахара. Мама, недолго думая, сорвала с моей головы платок, сложила в него лепёшки и отдала проезжавшему всаднику. И мы видели, как солдатики, ломая лепёшки, передавали их друг дружке, а затем повернулись и хором крикнули: «Враг в посёлок не пройдёт!» - и помахали на прощанье.

Часто военные останавливались в Крестцах на отдых. В нашей избе спали во всех углах, а ночью, помню, было слышно, как вскрикивал солдат: «Мамочка, я вернусь!»…

Антонина Васильевна Шершнева:

-Всего год и успела поработать учительницей начальных классов в Добростях, как война круто изменила жизнь. Многое можно рассказать о военной биографии нашего посёлка. Помню частые немецкие бомбёжки. Поселковые школы не работали, и в феврале 1942-го меня направили в Мокрый Остров. Мне там очень понравилось, и я приняла решение остаться в этой деревне. Но в том же году возобновила работу в Ямской Слободе начальная школа, куда меня потом перевели. С той самой поры и до ухода на заслуженный отдых эта школа оставалась единственным местом моей работы. В военные годы классы были огромные, доводилось одновременно работать и с 48, и с 53 учениками. Тогда дети рано становились самостоятельными, делали всё осознанно, и никогда не стоял вопрос о дисциплине. Тянулись к знаниям, знали цену каждому куску хлеба. Ходили к раненым, помогали им писать письма, читали книжки, носили собранную клюкву...

Нина Михайловна Афанасьева:

-О наступлении войны я узнала от мамы, выбежала на улицу, а навстречу мне шли женщины и плакали. Все мужчины из деревни ушли на фронт, остались только старики. Нужно было как-то выживать, и мы с мамой копали огород, выращивали овощи, которыми потом делились с солдатами. Работали на полях в колхозе.Примерно в 1942 году в деревне остановились солдаты, в нашем доме разместился политотдел. Мне поручали носить письма из Жихарева в Шеребуть и обратно. Вместе с другими девчонками из Жихарева до Лужков водили через болота раненых солдат, где меньше всего бомбили. Когда приводили солдат, их обязательно мыли в бане, было много вшей на людях и одежде. Дорога по направлению Ленинград – Москва после долгих бомбёжек стала совсем разбитой, и нам назначили участок от деревни Вины до Ямской Слободы в Крестцах, который мы должны были восстанавливать...

Сергей Иванович Харичев:

-Вспоминать пережитое и тогда было больно, и сейчас. Мне было тринадцать лет, когда началась война. Отца, хоть и не сразу, но забрали на фронт. Остался я за старшего в доме. Тогда всем подросткам такая участь выпала. Хорошо помню, как вместе со сверстниками собирал навоз с частных дворов, расположенных в Ямской Слободе, помогал в уборке колхозного урожая. Но пацаны есть пацаны, каждый стремился на фронт бить проклятых фашистов. Всё казалось, что возьмём в руки оружие - и конец гитлеровцам. Да вот беда, не брали на фронт. Вот почему, когда в Крестцах открылся военно-учебный пункт, многие захотели выучиться на минёров. И не только мальчишки, но и девчонки приступили к освоению опасного дела.

Однажды в военно-учебном пункте в ходе практического занятия прогремел взрыв. Ошибка лейтенанта дорого обошлась ему: оторвало руку, ранило в бок. Через неделю похоронили своего военного преподавателя на Городском кладбище. Это была первая смерть, с которой я встретился на войне. Первая, но не последняя…

Галина АлексеевнаДударева (Барканова). «…Война пришла в Крестцы, когда девочке исполнилось 13 лет. И всё в один момент изменилось: посёлок стал прифронтовым, в школах разместились госпитали, началась массовая эвакуация населения. Запомнился ей август 1941-го, когда вместе с матерью помогали гнать коров – их тоже эвакуировали. Со стадом дошли до Пестова и помогали на железной дороге грузить животных. Хотя соседи и знакомые уже уехали, Баркановы всё-таки вернулись домой.

В начале 1942 г. Галя вместе с подружками стала ухаживать за ранеными в госпиталях: писали за них письма, читали вслух книги, выполняли мелкие поручения. Именно тогда она и заболела сыпным тифом. Так попала в госпиталь в отделение для гражданских лиц. Когда выздоровела, медсёстры стали привлекать смышлёную девчушку к медицинской работе: постепенно научили делать уколы, ставить банки, перевязывать раненых. И она, по сути, ребёнок, вписалась во взрослый коллектив…»

Анастасия Яковлевна Репина (тогда служила в 74 батальоне аэродромного обслуживания, базировавшемся в нашем посёлке) вспоминала,что уже через две недели войны Крестцы подверглись бомбардировке. В основном бомбили аэродром и железнодорожную станцию. Были жертвы среди мирного населения. Но особенно сильная бомбардировка запомнилась 19 августа 1941 года: на такой маленький посёлок налетело около 45 немецких самолётов. Летали очень низко, бомбы бросали везде: на аэродром, железнодорожную станцию и сам посёлок. Крестцы горели. Население стало уходить на восток по Окуловской дороге. Позже почти все вернулись назад…

Лидии Петровне Осиповой во время войны приходилось совмещать работу бухгалтера в Банке с оборонными работами. Она участвовала в строительстве древесно-торцовой дороги на Валдайском направлении в 1941-1942 гг., а также трудилась в госпиталях, ухаживала за ранеными…

Мария Яковлевна Левикова родилась в 1925 году в деревне Старое Рахино. Она вспоминает, как работала в госпиталях, расположенных в посёлке. Крестцы были прифронтовой зоной, сюда привозили раненых из-под Демянска, Старой Руссы, Новгорода. Привозили постоянно - и днём, и ночью. Санитарки их кормили, делали перевязки, затем помогали отправлять в эшелонах в тыл. Кроме работы в госпитале, она рыла окопы возле д. Берёзка, а также ходила в военный пункт учиться разбирать и собирать винтовку, ползала «по-пластунски». Было очень тяжело, времени на отдых почти не оставалось…

Анастасия Степановна Андреева проживала в д. Горбуново Винского сельского совета. Мирная жизнь этой деревни закончилась, когда в 1941 году началась война, Анастасии тогда было всего 13 лет. Начались очень частые бомбёжки, много было раненых местных жителей.

В начале войны она окончила только три класса, школа находилась в д. Мошня. Потом пошла работать в колхоз  «Искра». Из колхоза по постановлению сельсовета ходили пешком рыть окопы в д. Жёрновка. В ней стояла военная часть, солдаты иногда давали населению продукты питания.

Алексей Николаевич Андреев, уроженец Крестец, на летних каникулах в 1941 году работал вместе с отцом в лесу. О начале войны узнал от матери. Отца забрали на фронт. Были сильные бомбёжки, из-за этого закрыли школу. Юноша пошёл на оборонные работы. В 1942 году школу открыли, и он стал работать и учиться. Вместе с ребятами их посылали на аэродром чистить территорию и взлётную полосу от снега. Школа проработала недолго и вновь была закрыта.

Вместе с друзьями Алексей Николаевич работал на вещевом складе одной из частей 59-й армии, которой командовал Коровников. Вскоре его перевели на продовольственный склад, выдали билет вольнонаёмного, по которому можно было получать паёк. На складе проработал до 1944 года. После того как часть переехала в Вышний Волочок, он пошёл учиться на сапожника…

 

 

 

]]>]]>