Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

«Мы страха не знали...»

Спустя годы после отгремевших боёв Михаилу Васильевичу Побегайлову всё ещё снилась война. Он вновь бежал в атаку, рядом были боевые друзья... «За Родину! За Сталина!», - крича­ли они. Свистели пули, грохотали орудия, падали товарищи... Он просыпался от собственного крика.

- А ведь тогда, на войне, не было чувства сильного страха, - признаёт­ся он во время нашей встречи. - На­верное, потому, что были мы слиш­ком молоды, удалы, не знали жизни и её настоящей цены.
Как и многих сверстников, его при­звали в армию, когда ему не было и восемнадцати. Что было за плеча­ми новобранца, какой жизненный опыт? Детство и юность, проведённые в одной из станиц Краснодарс­кого края, а затем в Грузии, куда перебралась семья отца - горного ин­женера. Вместе с такими же безу­сыми солдатами несколько месяцев проходил обучение азам военной науки в снайперской школе в Тбили­си, затем в запасном полку в Кост­роме. А потом Михаил Побегайлов попал в восьмую Панфиловскую дивизию 31-ого полка второго Прибал­тийского фронта. Воевал в Прибал­тике: освобождали города и малень­кие деревушки от фашистских зах­ватчиков. Были серьёзные бои.
- Почти, как в кино, видели? - спра­шивает он. - Впереди идут танки, за ними бегут бойцы.
Но, кино, оно и есть кино: что-то недосказано и осталось за кадром, что-то приукрашено и не имеет ни­чего общего с суровой военной дей­ствительностью. А тогда было всё: героизм и трусость, подвиги и пре­дательство, радость и отчаяние, кровь и грязь... Как вспоминает ве­теран, молодёжь шла в атаку с азартом. Если бывалые
перед боем были сосредоточены, вчерашние мальчишки с нетерпе­нием ждали схватки с врагом. Его самый первый бой был очень жар­ким и трудным.
- За спины других не прятались, - вспоминает солдат, - бежали в открытую, стараясь положить как можно больше немцев. Не было жалости к ним, не было и переживаний по по­воду убитого человека. Это был враг, и только. А врага надо уничтожать -
внушали нам командиры. И такая позиция была единственно правиль­ной. Иначе было нельзя.
В первом же бою он потерял сво­их друзей. Из тринадцати односель­чан, с которыми вместе проходили подготовку в снайперской школе, во­семь погибли. Он узнал об этом на отдыхе сразу после сражения, когда командир зачитал скорбный список. Вот тогда, наверное, и наступило на­стоящее взросление...
На фоне ежедневного героизма, преодоления всех тягот, гнусными и непростительными казались по­ступки малодушных людей. А ведь были «самострелы», дезертиры - ни к чему скрывать и такие факты, счи­тает М.В. Побегайлов.
-          Их расстреливали, и мы не жалели предателей, - рассказывает он.
- Нас учили любить Родину не только на героических примерах, но и на таких  позорных инцидентах. А как же иначе? Смотреть и идти должны были только вперёд. Только так мож­но было победить, и мы победили.
Рвался в бой рядовой Побегайлов, сражался бесстрашно, не раз смот­рел смерти в глаза. Наградами за рат­ные подвиги стали медаль «За отва­гу», орден Великой Отечественной войны второй степени. Но недолго пришлось воевать молодому бойцу: под городом Либава его ранило в руку, после чего шесть месяцев провёл в госпитале. Продолжал служить Роди­не и тогда, когда был признан годным к нестроевой: на протяжении не­скольких лет охранял пленных, вос­станавливающих разрушенные горо­да. Так судьба забросила южанина в Крестцы, где немцы работали на ле­соповале. Потом служил в одной из частей (заготавливал лес), а демоби­лизовался только в 1950 году.
Почему не вернулся в свои края? Полюбил местную девушку, женился, родились дети. Нашлось и любимое дело. Тридцать с лишним лет посвятил М.В. Побегайлов работе на нижнем складе Крестецкого леспромхоза, вновь проявляя свой героизм, но уже трудовой, за что и был награждён ор­деном Трудового Красного Знамени.
Много пришлось перенести за сбою жизнь ветерану, и не только страшные бои, ранение, смерть однополчан. Са­мым большим горем уже в мирное вре­мя стала потеря родных. Выстоял, вы­держал всё русский солдат и остался жизнелюбивым, доброжелательным человеком.
64-ую годовщину Победы, которую он приближал, не жалея себя, Михаил Васильевич встречает в окружении лю­бящих его родных людей. Они гордят­ся своим отцом, дедом, прадедом. И все мы, не знавшие войны, также пре­клоняемся перед вашими подвигами, известные и неизвестные герои, ушед­шие и ныне живущие.
Т. Смородина
По материалам газеты «Крестцы»
9 мая 2009 года
№ 52-53
]]>]]>