Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Тайна одной могилы

По материалам газеты «Крестцы»

Река времён в своем теченьи

Уносит все дела людей.

Г. Державин

Посетители могилы В. Хлебникова, число которых растёт из года в год за последние два десятилетия, обращают внимание на пирамидальную стелу бело-розового мрамора, которая так отличительна среди других старинных захоронений на Ручевском кладбище. Слегка покосившаяся от времени, покрытая в пустых выемках на мраморе мхом, она сиротливо встречает всех при входе на погост, вызывая грустные мысли о бренности нашей жизни. Никаких надписей. Помню, в детстве не раз думала: кто здесь похоронен? Тогда, 65 лет назад, в 1948 г. на стеле в глубине верхней выемки на мраморе была икона Спасителя, в нижней части которой слева и справа были вмонтированы каслинского литья подсвечники. У подножья пирамидальной стелы различались какие-то буквы, надписи.

Старожилы Ручьёв рассказывали, что в былое время, когда работала церковь Георгия Победоносца, батюшка, идя на службу в храм в церковные праздники, зажигал в этих подсвечниках свечи, а лампаду - перед ликом Спасителя. Видимо, поэтому старожилы считали, что под стелой упокоилась матушка Анастасия, которая скончалась в сравнительно молодом возрасте (священник рано остался вдовцом). Но мое знакомство 10 лет тому назад с внучатыми племянницами последнего ручьевского священника отца Александра Граничнова убедило, что это не так. Во-первых, ручьевской батюшка не имел средств на установку столь помпезного памятника, во-вторых, по воспоминаниям родных, матушка была похоронена не вдоль дорожки, ведущей к церкви, а слева от входа в церковь. Следов от этой могилы не осталось. Несомненно одно: захоронение принадлежит кому-то из знаменитых людей, т.к. на русских погостах существовал обычай - наиболее знатных прихожан и священнослужителей хоронить рядом с храмом, при входе или у его стен. Ответ на свой вопрос я получила неожиданно в журнале «Чело» №2 за 2007 г. из публикаций И.Д. Савиновой о дворянских усадьбах Новгородской губернии. Рассказывая об усадьбе «Зорька», принадлежавшей основателю отечественной оториноларингологии профессору Н.П. Симановскому, автор даёт ссылки на архивные документы ГИАНО (ист. архив Новг. обл.) о захоронении на ручьевском кладбище в 1906 г. жены профессора Е.О. Шумовой-Симановской, скоропостижно скончавшейся в Зорьке 16 июля 1906 г. и похороненной перед входом в церковь Георгия Победоносца в Ручьях.

Время безжалостно стирает с поверхности земли память о людях, которые внесли большой вклад в развитие отечественной науки и практики. К ним принадлежит одна из первых русских женщин, получивших медицинское образование за границей в XIX веке, Екатерина Олимпиевна Шумова-Симановская, материалы о жизни и деятельности которой хранятся в настоящее время в музее экспериментальной медицины на Каменноостровском пр-те в Санкт-Петербурге. 

Вот что удалось мне узнать. Екатерина Олимпиевна, дочь саратовского помещика, с детских лет мечтала стать врачом. Получила медобразование на Владимирских курсах в Москве. Окончание этих курсов по теперешним понятиям давало ей квалификацию фельдшера. Этого пытливой девушке оказалось недостаточно, и она уговорила отца испросить высочайшего позволения у императора Александра III обучаться дочери на медицинском факультете Женевского университета. Тогда на обучение женщин за границей требовалось высочайшее разрешение.

К тому времени старшая сестра Екатерины Надежда была замужем за известным русским экономистом Н. Зибером и проживала в Швейцарии, обучаясь на медицинском факультете Женевского университета. Туда же приехала и Екатерина. Выдержала экзамены и в течение первых лет успешно изучала медицину. Вскоре царю донесли, что в Женеве собралась большая группа русских, распространяющая марксистское учение, и по его повелению русских рассредоточили по разным городам Швейцарии. По этой причине Екатерина закончила учебу в Цюрихе. Вернувшись в Россию, она и Надежда стали работать под руководством известного русского физиолога И.П. Павлова. Вышла замуж за Н.П. Симановского. Его имение было в «Зорьке», где они с Екатериной проводили летние месяцы. Имение при Н.П. Симановском стало местом, куда съезжалась культурная элита Петербурга: художники, писатели, учёные.

Екатерина и на отдыхе отдавалась любимому делу. Она бесплатно лечила крестьян и их детей из окрестных деревень Исаково, Елково, Подлипье, Тимофеево и др. В 40-е годы прошлого столетия, когда я жила в Зорьке, мне приходилось слышать от старожилов д. Исаково Петрова Егора Терентьевича, его жены Матрёны Гавриловны, деда Павла Миронова и его дочери Анны и других о доброй барыне из «Зорьки», исцелявшей от тяжелых болезней жителей этих деревень. Она пешком приходила в дома крестьян и приносила необходимые лекарства. Посещать больных в Исаково и Елково было особенно трудно. Приходилось преодолевать высокие исаковские кручи, овраги, речку Яйемлю и многочисленные мелкие ручейки, которые размывались от ливней. Но Екатерина мужественно преодолевала трудности пути: знала, что нужна больным, и представляла их обращённые на неё с мольбой лица. Начало XX века в этой местности сопровождалось эпидемией брюшного тифа. В домах без медицинской помощи лежали семьями. В июле 1906 г. стояла изматывающая жара. И не удивительно, что после таких походов в деревни у Екатерины случилось кровоизлияние в мозг. Спасти не удалось. Благодарные крестьяне несли гроб с телом барыни на руках до Борка (З км). Там, где была первая остановка для отдыха, впоследствии Н.П. Симановский в память о жене построил больницу, которая работала и пользовалась хорошей репутацией в Крестецком районе до 70-х годов прошлого века. Неутешный вдовец, Н.П. Симановский в своём имении построил гимназию имени Е.О. Шумовой-Симановской, спонсировал строительство церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Ручьях и до своей смерти в 1922 г. вместе с сестрой Екатерины Олимпиевны Надеждой посещали захоронение в Ручьях, на котором была установлена стела из бело-розового мрамора.

С той поры прошло 107 лет. Память о выдающейся женщине-враче хранит музей экспериментальной медицины в Санкт-Петербурге. А мы, потомки тех, кого она лечила на нашей крестецкой земле и в которой упокоилась, не должны допустить (пока не поздно!), чтобы исчезла с лица нашей земли светлая память о ней.

В. Михайлова

 

]]>]]>