Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

«Две любви – к земле и морю в нём живут неразделимо…»

19 марта 1906 года приказом по морскому ведомству Российской империи подводные лодки были объявлены самостоятельным классом морских кораблей. Способные длительное время действовать в подводном положении для поиска и уничтожения кораблей и судов противника, выполнять боевые задачи, требующие высокой скрытно­сти и внезапности, значительного радиуса действия, автономности и ударной мощи, подводные сипы Морского Флота всегда играли особую роль, находясь на страже интересов страны.

В нашем районе есть замечательные люди, чья судьба в разной степени связана с этим родом сил флота. Один из них мичман Александр Павлович Малов, отдавший службе 16 лет.
Однажды вовлёкшее в свою стихию человека, море навсегда оставляет след в его душе. Поначалу судьба ничем не на­мекала уроженцу посёлка Александру Малову о его будущей связи с флотом. Окон­чив третью школу, пошёл служить в ар­мию - попал в автомобильные войска в Сертолово. После демобилизации ударно трудился в леспромхозе. Но когда однаж­ды от друга, служившего на Северном флоте, получил приглашение, раздумывал недолго - собрался и поехал в Североморск, ставший на долгих 16 лет вторым домом. Там же прошёл обучение в школе мичманов. По завершении получил на­значение начальником гаража дивизии. А хотя страстно мечтал выйти в море - с приказом не поспоришь. В поле деятельности А. Малова оказалась техника и об­суживающий личный состав. Будучи человеком настойчивым, не оставлял попыток добиться перехода на подводную лодку. И добился-таки своего: был назначен старшиной команды гидроакустиков, на ракетный подводный крейсер стратегического назначения.
Это время, сочетавшее молодость и любимое дело, по его признанию, было самым лучшим. Экипаж 145-150 человек (из них только 30-40 - матросов, остальные - кадровые военные) держал лодку» в течение полугода: чёткое выполнение поставленных задач, подготовка, стрельбы, походы, несение боевого дежурства, переходы к месту ремонта в Северодвинск и др.
Слушая неторопливый рассказ о служебных буднях, понимаешь, на­сколько серьёзно и ответственно каж­дый член экипажа подходил к выпол­нению своих обязанностей. Требование строгого выполнения служебных инст­рукций позволяло снизить вероятность несчастного случая. От каждого лично зависела общая безопасность.
- До сих пор, - говорит Александр Павлович, - помнится этот мерзопа­костный сигнал «Аварийная тревога», наверное, у каждого вызывавший ду­шевный холодок. Заслышишь и мгно­венно бежишь на свой пост.
Через полгода передавали смену дру­гому экипажу, затем лечение, отпуск, и всё начиналось заново...
Ещё жива была советская эпоха, и наш атомный подводный флот считался од­ним из сильнейших в мире. Отношение к морякам-подводникам со стороны госу­дарства было исклю­чительное в плане материального обес­печения. Одно пита­ние чего стоит - раз­нообразное и высоко­калорийное. Люди не­сли огромные нагруз­ки, сказывавшиеся на физическом со­стоянии, отсюда и соответствующее медицинское обслу­живание, и льготы.
Молодёжь же, попадавшая на службу, в автономном плавании проходила настоящую шко­лу жизни. Испытаниями были и жиз­недеятельность в замкнутом про­странстве, и внештатные ситуации - во всём проявлялась человеческая сущность.
- В отношении новичков, - вспоминает собеседник, - даже на берегу, заступая на дежурство, следили за порядком, исклю­чая какое бы то ни было проявление «гадковщины», берегли молодых матросов.
Но не только строжайшую дисциплину отмечает мичман. Мало кто из гражданс­ких лиц знает о строгих требованиях к чистоте и порядку на субмарине. Чего стоят хотя бы только ежедневные малые приборки, не говоря о больших. Служба, сопряжённая с исключи­тельными условиями, всегда отдаёт­ся тяжёлой сердечной болью, когда происходят трагедии, уносящие чело­веческие жизни, как в случае с «Курс­ком». Александру Павловичу довелось побывать на этой подлодке: помогал налаживать один из приборов по гид­роакустике, когда суда стояли в Севе­родвинске на ремонте.
Увольняясь в 1990 году со службы по выслуге лет, он тогда ещё не знал, что ожидает флот в эпоху перестрой­ки, как по нему ударит распад советс­кого государства. Мощнейшие морские силы в течение длительного времени испытывались безденежьем (содержа­ние даже отдельно взятой субмарины весьма дорогостояще, что уж говорить о создании новых высококлассных ло­док), кадровым голодом и другими фак­торами. С какими же чувствами про­исходящее переживали моряки?!
Однако и то, что всё-таки удалось со­хранить, позволяет на сегодняшний день нашему атомному подводному флоту находиться в числе сильнейших в мире.
Чувства А. Малова настолько от­чётливо передают внутреннее состо­яние, что понимаешь: прошлое в его жизни по-прежнему занимает особое место. А он ответил просто:
- Оно мне снится... Крейсер, ребята...
Жизнелюбивый и активный, он не уси­дел на пенсии: поработал в военкомате и школе-интернате, 14 лет - заместите­лем главного врача по хозяйственной части в районной больнице, сейчас в ох­ране. Неугомонный мичман, действи­тельно, из разряда непотопляемых.
Г. Чубатая
По материалам газеты «Крестцы»
21 марта 2009 года № 29-30
]]>]]>