Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Герой минувшей войны

Десятки лет отделяют нас от событий минувшей войны. С каждым годом всё меньше остаётся её участников, которые имеют самое правдивое пред­ставление обо всех тяготах во­енного времени. Это налагает на нас, современное поколение, осо­бую ответственность - сохра­нить память о них для потомков. Участие в краеведческой работе и походах по местам боевой сла­вы вызвали у меня желание вне­сти свою лепту в это дело.

Я поставил перед собой цель - изучить военную и послевоенную био­графию моего прадеда, его боевой путь, чтобы понять, что помогало им, солдатам войны, выстоять и побе­дить, прочувствовать, что значит любить свою Родину, и душой соприкос­нуться с подвигом её защитников.
Ф.М. Яковлев, уроженец деревни Подборовье Парфинского района, родился 2 февраля 1923 года, воспитывался в большой семье, где росли ещё три брата и сестра. Роди­тели трудились в колхозе и имели крепкое по тем временам хозяй­ство: две лошади, корову, свиней, кур. В крестьянской семье детей с малолетства приучали к труду.
Ещё до войны семья перебралась жить в деревню Кушеверы, где её гла­ва заложил фундамент для нового дома, достраивать который пришлось после войны уже сыну. «Будет жизнь красивой, как мой дом», - так думал в молодости Фёдор Яковлев. Но, как и многих людей того поколения, жизнь его не баловала. В 1939 году он окон­чил школу рабочей молодёжи в де­ревне Кушеверы и потом ещё год учил­ся на шофёра в Старой Руссе. «Учить­ся нравилось всегда, большая польза человеку от ученья могла быть», - вспоминает прадед. Но началась вой­на, и все планы рухнули в одночасье. Недолго проработав в Крестецком райлесхозе на заготовке дров, он был призван в армию. Так семнадцати­летним парнем он попал на фронт, было это 20 ноября 1941 года.
«Война – жуткое зрелище: взрывы, обстрелы, стоны, слёзы, грязь, убитые, раненые... Всё это хочется забыть и никогда не вспоминать, но память - удивительная штука, каждый раз, ког­да разговор заходит о войне, вспоминаешь свои эпизоды военных буд­ней...», - начал свой рассказ дедуш­ка, горестно вздыхая при этом.
Он был зачислен в 41-ый лыжный батальон пехотного полка, место которого находилось в Боровичах. Батальон готовился для выполнения заданий по разведке в тылу врага. Фёдор был парнем де­ревенским, выносливым, к любым погодным условиям приспособлен­ный. А условия были суровые, не каж­дый выдержит. Из Боровичей их пе­ребросили сначала под Тихвин, а затем под Чудово. В составе этого батальона прослужил до апреля 1942 года. К этому времени молодо­го шофёра зачислили уже в 26-ой автомобильный полк, который толь­ко что сформировался в Любытино.
«Так и крутил баранку всю войну с перерывами по ранениям», - расска­зывает ветеран.
Полк направили на Волховский фронт, в район Мясного Бора, где шли ожесточённые бои. Молодому шофё­ру поручили возить снаряды и попол­нение на передовую, а обратно - вы­возить раненых. Госпиталь, куда до­ставляли раненых, разместился в Новоселицах. В боях под Мясным Бо­ром Фёдор Михайлович первый раз попал под бомбёжку, его ранило в голову и руку, в госпитале провёл только неделю, отлёживаться было некогда. Фронт требовал подкрепле­ния. Опять оказался на передовой Волховского фронта. Ему довелось выполнять задания особого назна­чения: по льду Ладожского озера до­ставлял продовольствие и снаряды в блокадный Ленинград, а обратно вёз самый ценный груз - детей из осаждённого города.
Но особенно прадеду врезались в память бои за освобождение Нов­города. Практически неделями не выходили из машин, спали тут же, ели на ходу. Находясь в одной ко­лонне с отцом, они не могли встретиться, поэтому обменивались ко­ротенькими письмами: мол, жив, воюю, бью фашистов.
На оккупированной части Новго­родской области противник уничто­жил 15 тысяч мирных жителей. Пострадали и односельчане прадеда, де­ревню бомбили, так как там распо­лагался военный госпиталь. Во вре­мя одного из обстрелов была ранена мать Фёдора Михайловича.
Он вспоминает о том дне, когда узнал, что родная земля свободна от захватчиков: «Рейс за рейсом подвозили боеприпасы. Трудились без отдыха, находясь на линии огня... И вот однажды, взглянув на Софийский собор, я увидел разве­вающееся знамя нашей победы. Глазам своим не поверил вначале, но по рядам прошёл радостный го­ворок о скором конце битвы. И, дей­ствительно, спустя некоторое вре­мя перешла в наступательную ата­ку артиллерия, и мы погнали фаши­стов с родной земли». Эта опера­ция памятна ветерану ещё и тем, что его в числе многих бойцов на­градили медалью «За отвагу». Именно её прадед ценит больше других наград. Она была первой в этой войне, но не последней.
После освобождения Новгорода боевой путь солдата продолжился на Шимском направлении, он прошёл через Сольцы, Дно. Затем был и Порхов, Псков, оттуда попал в При­балтику, далее - в Польшу. Награж­дён орденом Красной Звезды за штурм Кенигсберга и взятие Тарту. Здесь, под Кенигсбергом, в марте 1945 года его грузовик наскочил на мину. С контузией поступил в сан­часть. Лечиться пришлось недолго. Через 20 дней зашёл сослуживец и сообщил, что их часть грузится в эше­лон и едет в Россию. Раненый боец Яковлев сбежал из госпиталя, что­бы не отстать от своих, да и по дому сильно скучал. На своей фронтовой машине боец вернулся в Гродно.
На фронте он познакомился с моей бабушкой Марией Яковлевной. Она была родом из Подмосковья, служила связисткой. В 1945 году мо­лодая пара прибыла в Кушеверы, в родительский дом, где Маруся осталась ждать своего солдата.
За мужество и отвагу Ф.М. Яков­лев был награждён медалью «За победу над Германией», но Вторая мировая война продолжалась. И поэтому Фёдор Михайлович оказал­ся на Дальнем Востоке, пока не закончилась война с Японией. Сра­жался ещё полтора года в Маньчжу­рии, где пересел на новенький «Студебеккер». В семейном альбоме хранится фотография молодого фронтовика, датированная 8 фев­раля 1946 годом. На гимнастёрке красуются орден и медаль, а с об­ратной стороны надпись: «Привет из Маньчжурии, город Чаньчуня. Муси от Феди. Если любишь - храни, а не любишь, то порви. Федя». Это единственный снимок прадеда в военной форме, дошедший до нас, правнуков. Бабушка его очень берег­ла.
Длинный фронтовой путь бойца Яковлева закончился только в нояб­ре 1946 года, когда он вернулся в родные Кушеверы. В итоге война для пра­деда длилась 6 лет. За это время у него погибли 2 брата, могилу старшего на­шли только в послевоенные 80-е годы.
Вернувшись домой, Фёдор Михай­лович женился. Мирную жизнь при­шлось начинать с нуля. Отец вскоре умер от фронтовых ран, и Фёдор ос­тался единственным мужчиной в се­мье. Надо было жить, работать. Трудился в колхозе, затем в совхозе. В общей сложности его трудовой стаж составил 45 лет. За свою трудовую жизнь пришлось прадеду постоять за прилавком магазина, быть управ­ляющим в отделении совхоза «Зайцевский», бригадиром. Но больше всего по душе ему была работа куз­неца. Каждый кусочек железа, на первый взгляд, никому не нужный, о который все спотыкались, обходили стороной, он пристраивал в дело. «Настоящим мастером был кузнец Фёдор Михайлович Яковлев», - отзы­ваются о нём земляки.
Со своей женой Фёдор Михайлович прожил вместе более полувека, они вырастили трёх сыновей. Сейчас уже нет старшего сына, а также Марии Яковлевны. Но жизнь продолжается. У Ф.М. Яковлева 6 внучек и 4 правнука, один из них я. Мы все его любим, ста­раемся чаще бывать у него, помогаем в домашних делах. Много гостей соби­рается в канун Дня Победы и на де­душкин день рождения.
Несмотря на годы и пережитые трудности Фёдор Михайлович Яков­лев по-прежнему отзывчив, трудолюбив и, по словам односельчан, «при­носит людям тепло и радость».
Изучая биографию своего праде­да, я понял, что высшим выражени­ем жизненной позиции человека является его готовность защищать род­ную Отчизну. Жизнь Ф.М. Яковлева, как и других защитников Отечества - достойный пример для многих по­колений. В недалёком будущем мне предстоит служба в армии, и я думаю, что пример моего прадеда по­может мне честно выполнить свой долг перед Родиной.
В. Герман, ученик 8 класса Зайцевской школы

 

]]>]]>