Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

В нас время память не стирает. И горы, что нас помнят, не солгут

]]>]]>

Виктор Митрофанович Шугай (на снимке) — человек, чья жизнь неразрывно связана с армией. Кадровый офицер, полковник в отставке, он и сегодня продолжает оставаться в строю, являясь преподавателем Новгородского торгово‑технологического техникума, ведёт активную деятельность по патриотическому воспитанию молодёжи, участвует в работе общественных организаций, сам остаётся ярым патриотом, человеком, горячо болеющим за всё, что происходит в стране.

За его плечами — более 33 лет военной службы, 11 гарнизонов. В его послужном списке — участие в ликвидации последствий землетрясения в Спитаке и аварии на Чернобыльской АЭС, Афганская война. О заслугах свидетельствуют многочисленные ордена и медали.

Виктор Митрофанович поделился воспоминаниями о службе в Среднеазиатском военном округе:

— После окончания адъюнктуры при Ленинградской артиллерийской академии в конце 1980 года я был направлен заместителем командира ракетной бригады САВО, которая дислоцировалась в 40 километрах северо-западнее посёлка Сары-Озек Талды-Курганской области Казахстана. На несколько месяцев раньше командующим военного округа был назначен генерал Дмитрий Язов, который приметил меня, особенно после успешного проведения испытаний с пусками ракет на плато Устюрт в Каракалпакии в 1983 году, возглавленных мной. Я был назначен на должность заместителя начальника управления САВО. С этого момента пришлось непосредственно заниматься оперативными вопросами, вопросами боевого обеспечения, связанными с планированием, комплектованием и заменой личного состава подразделений и частей Карагандинской дивизии, которая входила в состав ограниченного контингента войск 40‑й армии. Так, в 1984 году, в июне, я с группой офицеров поводил учения по мобилизационной и гражданской обороне с Горно-Бадахшанской автономной областью Таджикистана в целях оперативной маскировки для обеспечения плановой замены военнослужащих дивизии, воевавших в Афганистане. Примерно такие же учения я проводил в Иссык-Кульской области в Киргизии, в Джамбульской области в Казахстане, в других местностях. Подобные учения позволяли производить подбор и замену личного состава подразделений, участвующих в боевых действиях в Демократической Республике Афганистан.

После участия в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, где я находился в должности начальника штаба ОГ МО СССР с ноября 1987 по февраль 1988 года, мне пришлось вплотную готовить места для дислокации 201‑й дивизии в Таджикистане, а именно в Душанбе, в Курган-Тюбе, Кулябе и других населённых пунктах. В составе группы офицеров и генералов управлений САВО 15 февраля 1989 года я находился в районе Термезского моста через Амударью в Узбекистане, где мы встречали подразделения и части дивизии, а затем отводили и размещали в ППД. И сразу же последовал приказ МО СССР о моей спецкомандировке в качестве начальника штаба ОГ ГО СССР в Армению для ликвидации последствий катастрофического Спитакского землетрясения, где я находился с 23 февраля по 8 июля 1989 года.

По болезни меня направили в Ташкентский военный госпиталь, где я воочию убедился в трагичных последствиях боевых действий, партизанских изуверств над советскими солдатами и офицерами в Афганистане. Несколько пятиэтажных хирургических корпусов госпиталя были забиты ранеными с тяжелейшими увечьями, без конечностей, с перебитыми позвоночниками, слепыми и неговорящими — многие из них даже после выздоровления не хотели возвращаться домой, некоторых не хотели забирать родственники.

После Ташкентского госпиталя меня направили в медицинскую академию в Ленинград, где я в 1990 году также наблюдал ужасные последствия Афганской войны. После моего возвращения в Алма-Ату войск Среднеазиатского округа не стало, а наши ракеты в Сары-Озеке сапёры под наблюдением американцев повзрывали накладными зарядами, заразив таким образом миллионы гектаров пастбищ. Американские офицеры, для которых мгновенно были построены фешенебельные коттеджи в районе дислокации ракетной бригады, по высшему разряду обеспечены питание и быт, с пренебрежительными усмешками наблюдали за всем происходящим.

Таков был бесславный финал развала Советского Союза, жертвами которого стали и многие из моих сослуживцев (особенно те, кто проходил службу в теперешних странах СНГ), и я лично...

Оксана ЕГОРОВА
Фото из архива
26 февраля 2019 года