Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Приближая Победу

2015-04-02

70 лет назад прозвучал первый салют ПОБЕДЫ.  Но героические дни Великой Отечественной войны до сих пор хранятся в памяти живых свидетелей тех незабываемых лет, в их воспоминаниях, мемуарах, хронике фото- кино- и архивных документов.

Цена  победы была очень велика: десятки миллионов погибших воинов и мирных жителей, разорённые и сожжённые деревни, посёлки, города, несозданные семьи, неродившиеся дети …

Новгордчина была среди тех российских земель, на которые мощь немецкой армии обрушила одни из первых своих ударов на суше и с воздуха. В августе 1941 года бои шли на новгородской земле, один за другим оставлялись города Старая Русса, Шимск, Холм, Демянск, в 18 августа фашисты вступили в полуразрушенный от бомбардировок Новгород.

В ответ на агрессию росло сопротивление оккупантами не только  со стороны армейских частей, но и мирных жителей. Дальше города на Волхове враг продвинуться не смог.

Все, кто мог воевать, уходили добровольцами на фронт. Только из Крестецкого района, не самого многочисленного по населению, на фронт ушли 7449 человек, из которых вернулись 3033 человека, погибли с известным местом захоронения 2097, пропали без вести – 2319. А сколько ещё ушли партизанить в леса!

Чтобы выйти к шоссе Ленинград – Москва, немецкое командование предприняло обход Ильмень-озера с юга. В конце августа их войскам удалось форсировать реки Ловать и Пола.  С запада подходы к посёлку Крестцы упорно и мужественно защищала 180-я стрелковая дивизия И.И. Миссана, против которой была брошена отборная дивизия «Мёртвая голова», подкреплённая авиацией. Но в кровопролитных боях 180-я все же устояла.

Поздно вечером 27 августа до войск была доведена директива командующего фронтом о восстановлении оборонительных позиций на реке Ловать. Между тем противник продолжал наступление, стремясь выйти к берегам реки Пола.

Атаки частей 11-й армии не приносили результата. Оборона 180-й стрелковой дивизии полковника И.И. Миссана, растянутая почти на тридцать километров, не смогла сдержать напор наступающего противника. Деревни Любохово, Антипово, Мануйлово и Щечково на восточном берегу Полы пришлось оставить. Дивизия, ведя оборонительные бои, отходила на восток. Части 290-й немецкой пехотной дивизии были остановлены на рубеже от Большого Волосько, по реке Колпинка, исключая Тараканово, до деревни Пустынька. Дальше противник не смог продвинуться и был остановлен окончательно.

29 августа 1941 года полки 180-й стрелковой дивизии под командованием И.И. Миссана у д. ДУБРОВЫ остановили продвижение немецких войск, сумели перейти к обороне, а затем - наступлению. В память об этом в д. ДУБРОВЫ установлен памятный знак.

Войска Северо-Западного фронта наносили огромные потери наступающему врагу. Дивизия СС «Мертвая голова» в первые месяцы войны потеряла около половины личного состава. Солдат этой дивизии сами немцы называли «путешественниками на тот свет». К январю 1942 г. она потеряла 14 000 человек. 290-я пехотная дивизия за 10 месяцев войны потеряла около 120 % личного состава (с учетом полученных пополнений). 30-я пехотная дивизия – около 130 % личного состава и 60 % материальной части. 32-я пехотная дивизия с крикливым прозвищем «Дивизия львов» только в период 1941 г. потеряла 120 % людьми и 60 % материальной части.

У убитого ефрейтора Конрада Думлера нашли письмо. Он сообщает брату: «Русские – отчаянные смельчаки, они дерутся как дьяволы. В нашей роте почти никого не осталось от старых товарищей. Кругом новички, но и они не задерживаются. Каждый день составляются длинные списки убитых и раненых».

3 сентября на командный пункт 180-й стрелковой дивизии прибыл член Военного совета 11-й армии бригадный комиссар И. Зуев и объявил благодарность командованию и всему личному составу за то, что дивизия первой на фронте остановила наступление противника.

Остальные дивизии 11-й армии с боями медленно отходили на восток. Вечером 1 сентября, в 18 часов, 254-я стрелковая дивизия под натиском 26-го полка 30-й пехотной дивизии отошла на восточный берег Полы и оставила райцентр Полавского района. 5 сентября, к вечеру, дивизия закрепилась в районе Кузьминского и Пожалеева. Севернее, по соседству, была 202-я мотострелковая дивизия С.Г. Штыкова. 182-я стрелковая дивизия, отступая вдоль железной дороги, заняла позиции в пяти километрах от станции Беглово. 183-я стрелковая дивизия, отойдя после немецкой атаки, своим левым флангом закрепилась на рубеже Никольское – Голубово.

Железнодорожный мост через Полу был подорван подразделением лейтенанта Б.И. Сумина из 30-й железнодорожной бригады. Команды на подрыв моста не было, лишь только когда в сумерках на мосту показались немцы, мост был взорван.

В полосе 34-й армии 6 сентября также шли напряженные бои. На боевые порядки 163-й мотострелковой дивизии наступало не менее двух пехотных полков, при поддержке танков и тяжелой артиллерии. После того как подключилась немецкая авиация, полки дивизии оставили Симоново и Росино.

ДВА ГОДА продолжалось противостояние в районе печально известного "рамушевского коридора", образованного немецкими войсками после окружения в "Демянском котле". 

Уже более 15 лет в районе ведутся работы по поиску и захоронению павших защитников Отечества. За эти годы подняты с поля боя и преданы земле на братском захоронении ЯСНАЯ ПОЛЯНА останки свыше 10 тысяч погибших. Надежда у родных, у которых воины погибли и пропали без вести в том страшном, кровавом 1941 году, остается только одна – если поисковики когда-нибудь найдут «смертные медальоны» воинов…

К середине сентября 1941 г. Северо-Западный фронт прочно закрепился на рубеже Лажины – Лычково – озеро Селигер. Уже одно то обстоятельство, что крестецкое село Лажины (ныне оно Парфинского района) оказалось почти на переднем крае обороны, говорило о возможности оккупации Крестец. Однако район остался прифронтовым.

В те дни слово «Лажины» военными произносилось часто, как и Кушеверы. И это не случайно. Именно в Кушеверах находился командный пункт 11-й армии, а с января 1942 г. командарм В.И. Морозов вместе с опергруппой штаба армии переместились в район Лажин, оставив в Кушеверах узел связи. В Лажинах находился и корреспондентский пункт, куда возвращались после заданий с передовой спецкоры армейских газет и кинооператоры.

В историю войны свои строки вписала и деревня Пырищи. Именно здесь и в ближайших селениях,  недалеко от передовой, располагалась партизанская база, где формировались и пополнялись отряды партизан не только Крестецкого, но и других районов.  

Старое Рахино находилось в противоположном и менее опасном с точки зрения военных действий конце района. Оно связано с Северо-Западным фронтом тем, что здесь с весны до осени 1942 г. размещался командный пункт фронта. Так что не зря фронтовики шутили: «Крестцы – столица фронта», потому что сюда вели фронтовые дороги. М. Матусовский, бывший в то время фронтовым корреспондентом, так и написал в своём стихотворении «Крестцы»: «Нет, не в Рим ведут дороги, в Крестцы все они ведут».

Через Крестецкую железнодорожную станцию прибывало пополнение для воинских частей. В район Демянска и Холма проходили полки знаменитой Панфиловской дивизии, отличившейся при разгроме немцев под Москвой в декабре 1941 г. 26 февраля 1943 г. в Крестцы прибыла и направилась под Старую Руссу сформированная в Москве 23-я зенитно-артиллерийская дивизия. На территории района в ближайшем тылу размещались фронтовые базы, службы, останавливались и переформировывались воинские части.

Тысячи жителей посёлка и деревень трудились на оборонительных рубежах Малая Вишера – Крестцы – Лычково – озеро Селигер. Становились суровыми лица солдат, идущих в сторону фронта, когда они встречались взглядами с женщинами, стариками и подростками, копавшими глубокие противотанковые рвы. Но война есть война.

Забота о состоянии дорог, мостов, полевых аэродромов тоже лежала на плечах мирных жителей. А дороги были важные: Крестцы – Окуловка, Крестцы – Малая Вишера, дороги к аэродромам, которых на территории района было 5. И сейчас ещё сохранились следы тех оборонительных сооружений на берегах Холовы, под Усть-Волмой.

В ноябре 1942 г. оборонительные работы велись и в самом посёлке, в них участвовало не менее 800 человек посёлка и из близких деревень. Всего с начала войны до конца февраля 1943 г. на строительстве противотанковых рвов, ремонте дорог, железнодорожного полотна, аэродромов отработано 90 тыс. человеко-дней.  

При этом не прекращали работу предприятия и велось сельское хозяйство. Все испытывали лишения, недоедали, недосыпали. Немцы бомбили населённые пункты, пытаясь уничтожить аэродромы, железнодорожную станцию, узел связи и другие объекты. Фугаски падали на госпитали, медсанбаты, жилые дома. Жертвы были и среди мирного населения. Но закон – все для фронта, все для победы! – работал.

19 августа 1941 года посты воздушного наблюдения сообщили, что на Крестцы со стороны Новгорода, который фашисты оккупировали, направляется большая группа немецких бомбардировщиков. В течение 2 часов шёл налёт на посёлок. Бомбы летели на железнодорожную станцию, узел связи, аэродром и другие объекты. Со здания телефонной станции сорвало крышу, выбило все двери и окна, работницу коммутатора ранило, но она оставалась на рабочем месте. После налёта ни один абонентский номер не отвечал. Командующий фронтом требовал немедленного восстановления связи. Связисты перебазировали всю уцелевшую аппаратуру в подвал здания «Строчпромсоюза» и принялись за восстановительные работы. Чётко выполняли свои обязанности техники А.Карпов, Б. Листовский, связистки О. Протасова, А. Семёнова. Связь восстановили.

Для сельчан самой трудной была весна 1942 г. Из 110 председателей колхозов на фронт ушли 95, из 147 бригадиров – 85. Мужчины – трактористы были наперечёт. Да и сами трактора, автомашины и больше половины лошадей работали на фронт. В полях остались женщины, старики, подростки и …коровы. Но посевные площади не сократились, а под овощи даже увеличились. Лопатами было вскопано 830 га пашни. Женщины научились руководить, мальчишки водить оставшиеся трактора и управлять лошадьми. Чтобы быстрее закончить вспашку и посев, работать начинали в 4 утра, а заканчивали ближе к ночи. Отдыхали прямо в поле, но никто не жаловался: на фронте было труднее. И так работали до осени, пока не собрали всё, что уродилось на земле. Колхозы района сдали в фонд Красной Армии немало зерна и овощей, мяса и денег.

Ударно работали и лесозаготовительные предприятия. Фронт требовал много древесины, в топливе остро нуждались и города. И здесь лесорубов-мужчин заменяли женщины и молодёжь до 18 лет. «Посмотришь: на делянке одни бабы, вспоминала работавшая в Крестецком лесопункте Д.Андреева.- Многие и жили в землянках прямо в лесу с детьми: и работа рядом, и безопаснее, и времени на отдых побольше. Женщины валили деревья, подростки обрубали сучья, дети ждали их в землянках». Коллектив лесопункта выполнил задание по обеспечению топливом железнодорожный транспорт и г. Ленинград и даже занял 1 место во всесоюзном соревновании лесозаготовителей. За что ему было вручены Красные знамёна Наркомата лесной промышленности, ГКО (госкомобороны), ВЦСПС (профсоюзы) и премия 140 тысяч рублей.

На полную мощность, быстро и качественно выполнял заказы фронта Райпромкомбинат: с июля 1941 по декабрь 1943 г пошито 7808 шинелей, 20000 гимнастёрок, изготовлено 1900 пар кожаных сапог, 1733 пары валенок, много лыж и телег.

В артели «Трудпром» работали 70 женщин, они шили новое, стирали, чинили ношеное солдатское бельё, обмундирование, валенки, сапоги. Работу начинали до восхода солнца, обедали на рабочем месте (скудные домашние припасы и пайка хлеба в сутки 125 гр), заканчивали вечером и сразу спешили на ночное дежурство в госпитали, которых в посёлке было несколько, в том числе и приспособленные для раненых дома. Среди тружениц были Р.Денисова, Т.Езина, А.Корешкова и др.

Также для солдат на фронт собирало население тёплую одежду, носки, перчатки, обувь, дети шили кисеты для махорки. С октября 1942 г. по март 1943 г. население района передало фронту 4163 овчины для полушубков, 185 полушубков, 307 кг шерсти, 80 пар валенок и много нательных тёплых вещей. Участвовали жители Крестецкого района в сборе средств на строительство танковой колонны «Ленинградский колхозник» (Новгородская область была тогда в составе Ленинградской), начавшееся осенью 1942 г. До конца года было собрано более 3 млн. рублей.

Безостановочно работали госпитали. Из фронтовых полос постоянно поступали раненые. Не только здание больницы, но  и Красная школа, и многие дома  по улицам Московская, Челпанова, в Ямской слободе были заняты госпиталем. Добровольно стали в них санитарками 320 женщин  и девушек  посёлка и ближних деревень. Они дежурили у постелей тяжелораненных, кормили, помогали с перевязками, стирали бельё, приносили из дома постельные принадлежности. Учащиеся летом собирали в лесу ягоды, до самой зимы и ранней весной клюкву для раненых. Врачи и весь медперсонал госпиталя и его филиалов спали по 2-3 часа в сутки из-за большого потока раненых.

 В госпиталь Крестец поступил после тяжёлого ранения в воздушном бою генерал-майор авиации, Герой Советского Союза, Н.Ф. Кузнецов. После квалифицированного лечения и восстановления он вернулся в строй и закончил войну в Берлине. Кузнецов сбил 36 самолётов врага, стал заслуженным лётчиком и доктором военных наук СССР.

Немало жизней спасли врачи, но нередко выздоравливающие воины гибли во время варварских налётов немецкой авиации, специально бомбившей госпитали. Поэтому в Крестцах на трёх кладбищах и кладбищах в ближайших деревнях (Старое Рахино, Мерлюгино и др.) имеются воинские захоронения времён войны.

С раненым и лечившимся в госпитале  в декабре 1942 г. воином –азербайджанцем Исрафилом Мамедовым произошла удивительная история. В бою у д. Пустынька (ныне Парфинский район) он уничтожил более 70 гитлеровцев, был сам тяжело ранен и вывезен в госпиталь в Крестцы. Выхаживала его здесь девушка Дунечка Раменская из Ямской слободы, не жалевшая для солдата ни сил, ни времени. Исрафил поправился, окреп, получил отпуск домой, но поехал туда не один, а с Евдокией Ивановной. В марте они поженились. После отпуска Мамедов, одним из первых азербайджанцев получивший звание Героя Советского Союза, вернулся на Северо-западный фронт, на Первом Украинском получил второе ранение, на подступах к Берлину – третье, тоже тяжёлое. Вернулся в Новгород, где ждали жена и две дочери, но через год после Победы умер.

Особое место в военных дорогах Крестец занимает аэродром полевого типа. Его начали строить в 1937 году, закончили в 1939, и с 1940 года здесь лагерем располагалась 17 авиабаза. Она обслуживала 2-ю бомбардировочную авиадивизию, в состав которой входили 3 полка с самолётами «СБ». Эти авиачасти встретили в Крестцах 22 июня 1941 г. Чуть позже из личного состава 17 авиабазы с привлечением необходимого числа служащих был сформирован 74-й батальон аэродромного обслуживания (БАО).

Сюда же с аэродрома Кречевицы перебазировался 6-й истребительный авиаполк 57-й смешанной авиадивизии. В начале июля 1941 года в Крестцы прибыл 402-й истребительный авиаполк особого назначения, состоящий наполовину из лётчиков – испытателей, под командованием полковника  П.М. Стефановского.   

Крестецкий район стал в годы войны одним из крупных аэродромных узлов на Северо-Западном фронте, что придавало прифронтовому посёлку особую важность до февраля 1944 г. Но не только удачи, но и боль утрат переживали лётчики. При налёте на Крестцы в августе 1941 года фашистские бомбардировщики уничтожили на земле 12 наших боевых машин. Не щадя себя, авиаторы делали невозможное, чтобы сдержать врага, поддержать пехоту, уничтожить   немецкие самолёты в воздушных боях.  Сражаясь в воздухе над крестецкой землёй, четверо летчиков были удостоены звания Герой Советского Союза: Владимир Васильчиков (погиб в марте 1943 г.), Василий Рябошапко (погиб 3 апреля 1942 г.), Тимур Фрунзе (погиб 19 января 1942 г.), Лазарь Чапчахов (погиб 13 апреля 1942г.). Их именами названы улицы посёлка. В их честь и в честь всех лётчиков Северо-Западного фронта на въезде в поселок установлен монумент – взмывающий ввысь самолёт, самолёт, приблизивший Победу в мае 1945 г.

Фото из архивов краеведческого музея

Е.Костюченко

 

]]>]]>