Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

История воспитывает ум и нравы

Ещё одну увлекательную историю, касающуюся крестецкого края, поведал нам местный краевед Александр Авдеев.

Нашествие Наполеона на Москву затронуло и многие судьбы жителей Крестецкого уезда. В июле 1812 года сразу после вторжения войска Наполеона в Россию были изданы Царские Манифесты «О нападении на Россию французских войск» и «О созыве ополчения». Новгородское губернское дворянство постановило: «Составить по всей губернии в подкрепление армии десятитысячный корпус воинов». Рекомендовалось принимать в ополчение мужчин в возрасте 18–45 лет, физически здоровых, годных к военной службе, «чтобы ратник был крепкого сложения и не имел чего-либо, препятствующего в ходьбе». Дворянство брало на себя обязательство «избрать потребное число чиновников», т. е. офицеров, а также обеспечить ополченцев обмундированием, продовольствием, жалованием в течение года. Решено было послать в ополчение одного человека от 38 крестьянских душ. Крепостные крестьяне от помещиков в ополчение поступали одетыми в новые кафтаны и шаровары из сукна, снабжённые овчинными полушубками, суконными ранцами и фуражками с медными крестами, двумя парами кожаных сапог, тёплыми варежками-рукавицами, тремя рубашками, с трёхмесячным продовольственным жалованием, с провиантом и вооружённые топорами.

Поимённых списков крестьян-ополченцев Крестецкого уезда исследователями-историками не было обнаружено, но имена тех, кто вернулся живым после окончания этой войны, удалось установить.

Крестецкая помещица княгиня Татьяна Голицына из д. Сомёнка отдала в ратники около 100 человек, но не все они вернулись обратно. Среди них числились Василий Васильев, Семён Гордеев, Иван Евсеев, Иван Иевлев, Иван Лукьянов, Гаврила Миронов, Фадей Прокофьев, Козьма Родионов, Василий Фирсов. К крестецкой помещице Завалишиной в мае 1814 года вернулся Федот Митрофанов с отметкой: «отдан означенной помещице с распиской…». В крестецкую деревню Лутовёнка к помещику Тиманову возвратился в июле 1814 года из Псковского госпиталя Михайло Леонтьев.

Среди участников ополчения было много представителей и крестецкого дворянского сословия, в числе которых подпоручик Иван Анатьевич Гордеев 33 лет, ведший домой команду в 1814 году; лейтенант флота, начальник сотни Александр Константинович Екимов 24 лет; поручик Иван Афанасьевич Завалишин 39 лет; надворный советник Александр Кириллович Зиновьев 40 лет и многие другие. Важную страницу в историю народного ополчения вписали и жители губернии, которые оставались дома. Они собирали средства в любых видах и исчислениях: ассигнациями, драгоценностями, утварью из серебра и золота, фуражом, поставкой лошадей…

Так, например, от Крестецкого городского общества в сентябре 1812 года поступило 450 рублей. Деньги в действующую армию отправлялись наличными с откомандированными офицерами. Отставной майор из Крестецкого уезда Ласунский поставил в действующую армию 26 лошадей. В Крестцы уездное ополчение вернулось в июне 1814 года. Дворовый человек крестецкой помещицы Натальи Ильиничны Висленёвой Дмитрий Алексеев пришел домой без своего хозяина. Капитан Василий Иванович Висленёв 43 лет от роду скончался в далёком Полоцке от ран, полученных в жестоком бою в районе этого города. Жена просила у властей вернуть ей вещи покойного мужа и его неполученное жалованье. После победоносного окончания войны, желая отметить заслуги российских граждан в разгроме врага, император Александр I издал Манифест от 30 августа 1814 года, где постановил: «Благородное дворянство наше да украсится бронзовою на Владимирской ленте медалью с тем самым изображением, каковое находится уже на медали, учреждённой на 1812 год».

Через 30 лет после окончания войны с Наполеоном в память об участии новгородцев в Отечественной войне в Новгородском кремле, перед зданием губернских присутственных мест, был воздвигнут памятник по проекту известного русского архитектора А. П. Брюллова. В 1862 году, когда в Кремле началась установка памятника «Тысячелетие России», монумент был перемещён на площадь напротив здания Дворянского собрания. Он простоял здесь до 1920 годов и был разобран в связи с установкой памятника Ленину. В 2012 году, когда Россия отмечала 200-летие Отечественной войны 1812 года, было принято решение восстановить монумент. Для этого была выбрана небольшая площадь напротив Манежа. Новгородский историк-архивист И. Д. Савинова к этому юбилею опубликовала научно-популярное издание «Новгородцы в Отечественной войне 1812 года», использованное при подготовке данной статьи.

Прошло более двух столетий, несколько раз сменились государственные устройства, но память о героическом прошлом наших земляков жива. Как никогда актуальны сегодня слова новгородского архиепископа Арсения (Стадницкого), произнесённые им перед новгородцами к 100-летию Бородинской битвы в 1912 году: «История воспитывает умы и нравы народов. Все народы, имеющие историю, почитают своих героев и назидаются их примерами. Величие народа измеряется степенью уважения к своим героям, и тот народ, который не умеет чтить своих героев, не имеет права на историческое существование». Вряд ли к этим словам возможно что-либо добавить.

Подготовила Оксана Егорова

15 января 2016 года

 

]]>]]>