Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Слобода моя родная

]]>]]>О, тройка, тройка прежних дней! 
Вы не имеете понятья! 
За раз проехаться на ней 
Я отдал бы с себя все платья. 
Лихие кони, брав ямщик! 
Они несут тебя, как ветер, 
Ямщик прикрикнет чуть на них, 
И месяц уж стоит, не светит. 
Балков М.И. (1873 – 1960). 
( Житель Ямской Слободы) 

Ямская Слобода – всего лишь маленькая песчинка на просторах огромной России. Но как она дорога сердцу, как согревает душу осознание того, что этот маленький уголок природы, эта длинная-длинная дорога вдоль знакомых с детства домиков и есть твоя Родина. 

Меня давно интересовала история появления и развития посёлка Крестцы, история людей, чья судьба тесно переплетается с судьбой посёлка. Но особенно сильно мне хотелось узнать о том, когда возникла неотделимая часть Крестец, место, где я родилась и живу, - село Ямская Слобода. 
Оказалось, что история этого села очень богата. Вполне возможно, что я смогла открыть только небольшую её часть. 

История появления. 
Источники, изученные мною, указывают на то, что в XV веке в Крестцах была учреждена конная станция – ям. Учреждена она была велением Ивана III, как и множество других станций, располагавшихся через каждые 20-25 вёрст. Известно, что появились они и в Валдае, и в Едрове, и в Яжелбицах, и в Зайцеве. К концу XVIII века ям в нашем посёлке уже именовался Крестецким ямом и был третьей по величине в Новгородской губернии. 

Если обратиться к словарю Ожегова, то мы узнаем: «Ям – так на Руси до 18 века называлась станция на почтовом тракте, на которой менялись проводники, лошади и подводы, перевозящие государственные грузы, гонцов, послов». К этому хочется добавить: и обычных, едущих по различным надобностям людей. 

Ямы в основе своей пришли к нам от татар. Ещё во времена татаро-монгольского ига эти завоеватели сумели между захваченными территориями установить очень надёжную и, по тем временам, быструю связь. Такой путь пролегал и в Новгород, а шёл он через Крестцы. Ханские приказы двигались со скоростью 300 км в сутки. Через каждые 30-40 км они меняли скаковых лошадей. Позже это легло в основу установления связи между населёнными пунктами российского государства. Ямщики-возницы выполняли главную роль в обеспечении движения по сухопутным путям. Места их поселения назывались ямскими слободами. 

В том же словаре Ожегова читаем: «Слобода – в России до отмены крепостного права большое село с накрепостным населением, а также торговый или ремесленный посёлок. Слободой же называли посёлок около города, пригорода». Всё это как нельзя лучше характеризует и нашу Ямскую Слободу и сообщает нам значение её названия. 

Поработав над материалами, изложенными в книге В.В. Абрамова «Крестцы – городок на большой дороге», я открыла для себя, что наиболее точный временной отрезок, включающий в себя дату образования Ямской Слободы, - это период с 1569 по 1586 гг. В 1569 г. ещё «деревянные» Крестцы были сожжены Иваном Грозным. И только спустя 17 лет о посёлке вновь появляются упоминания, сообщающие о том, что в Ямской Слободе существует церковь в честь Никиты Чудотворца, которая просуществовала до первой половины XIX века и находилась где-то в центре современной улицы Ямская или же немного южнее – внизу Раменской горы. По крайней мере, об этом можно судить, изучив документы и информацию из воспоминаний прежних жителей посёлка. 

Также доказательством того, что Крестецкий ям уже существовал в 1582 году, служат записи в писцовой книге, где даже называются имена таких ямщиков, как: Сергей Севрюгин, Яков, Шуня и другие. Но более подробно о ямщиках написано в писцовой книге за 1601 год: Михаил Почерняев, Василий Гладышевский, Андрей Никитин, Фёдор Гаврилов и другие в числе 30 ямщиков. 

Затем, до 1613 года, продолжается Смутное Время, и Крестецкий погост числится «пустым», т.е. временно здесь никто не жил. После 1613 года жизнь в Крестцах начала налаживаться. Но между жителями начались ссоры по поводу прежде пустующих земель. В частности, известна жалоба помещика Василия Анненкого и его сына Лариона, обращенная к местным ямщикам, захватившим земли вдоль рекиХолова. Но дело удалось решить мирно: землю поделили между помещиками, ямщиками и церковью. 

К началу XIX века в Ямской Слободе насчитывалось более 120 домов. Население составляли не только ямщики, но и крестьяне. Огромные поля простирались от территории, где ныне находится станция на улице Валдайская, до Новодеревенского озера. 

Слобода жила в основном натуральным хозяйством. Хорошо были развиты ремёсла. Так, известны потомственные кузнецы Харичевы; потомственные шорники Широковы, которые изготавливали всё необходимое для конской упряжи, а также шили сапоги и подшивали валенки; великолепные столяры Коншины и Саутины; целая династия плотников Минодоровых, Лукиных и Лучкиных. 
Одежду в Ямской не покупали, так как ткацкие станки были почти в каждом доме. Также люди самостоятельно выделывали бараньи шкуры, которые позже передавали приезжим мастерам, а те, в свою очередь, привозили готовые полушубки и тулупы. 

Ямская Слобода имела своё кладбище, которое ныне практически забыто. Располагалось оно около реки Холова, где теперь стоят дома N18 и N20 на улице Ямская. В начале XIX века кладбище было размыто прорвавшейся вследствие сильной бури рекой. Жители близлежащих к старому кладбищу домов неоднократно находили на своих участках могильные плиты и человеческие кости. 

Также из сообщений местных жителей можно судить о том, что Ямское кладбище относится к допетровской эпохе. А.П. Губанов рассказывал, что в детстве видел в обрыве размытой реки гробы, сделанные из тонких брёвен, от которых оставалась одна труха. Это служит доказательством того, что такой важный в хозяйственной деятельности инструмент как пила ещё не появился, и люди не могли делать доски для гробов. Пила появилась только в царствование Петра I, который привёз её из Европы. 
В 1843 году в городе Крестцы и Ямской Слободе проживало 1337 человек. Слобода примыкала к городу и по сути сливалась с ним. Население одной только Слободы превышало 1200 человек. Ямщики в то время составляли едва ли не всё население Крестец. 

Немаловажным фактом, известным из воспоминаний Ю.Я. Круглова, (рассказанное его бабушкой) является то, что летом 1898 года в дневное время, когда всё трудовое население работало на полях, в Ямской Слободе случился огромный пожар. Село выгорело на две третьих. Поговаривали, что огонь вспыхнул в одном из жилых домов от зажженной лампады. Крыши были соломенные, и жильё горело очень быстро. Сгорела и пожарная часть, находившаяся сразу за нынешним зданием Ямского Дома культуры. После такого пожара новгородский губернатор запретил крыши крыть соломой. Тогда заводчик Пикалёв наладил производство черепицы. Эта черепица впоследствии красовалась и на домах в Крестцах, и в деревнях. Правда, была она тяжёлой, но прочной: вес одной штуки составлял 4 кг. Со временем после пожара было построено более 20 двухэтажных домов, каждый в среднем площадью более 200 квадратных метров. В Ямской всегда старались строить большие дома, даже если они были одноэтажные, - семьи ведь многодетные. Если позже и появлялись небольшие домики, то поговаривали, что это пошло от приезжих жителей. После того страшного пожара был назначен ночной смотрящий. Он ходил с колотушкой и стучал. Все слышали, но никто не жаловался на то, что он мешает спать, ведь в людях был силён страх перед пожаром. 

На общем сходе слободчан выбирали уполномоченного, отвечающего за порядок на улицах, и его безоговорочно слушались. Каждую субботу он ходил по всей Ямской и кричал: «Улицу мести!» И пока доходил до её конца, начало уже было выметено. Он же следил за тем, чтобы изгороди, огораживавшие пастбища, были в порядке. Скотина паслась в строго отведённых местах. Пастбища простирались от Окуловской дороги до деревни Стуковья. В конце 19 века было вырублено около 100 га деревьев и кустарника под покосы. Эти территории назывались чистки. 

С самого начала образования села здесь разводили огромное количество живности. В 20-е годы XX века в Ямской было более 100 коров, до 150 лошадей и множество мелкого скота. Особое отношение в каждой семье было к лошадям. Семья могла голодовать в случае неурожая, корову недокармливали, но лошади отдавали последнее. Ямщики никогда не били лошадей. Отсюда, наверное, и пошла пословица: «Не гони коня кнутом, а гони коня овсом». Умели люди и работать, и отдыхать. Соблюдали и все церковные праздники. В особом почёте были масленичные гуляния. Из рассказов старожилов остались в памяти катания на лошадях. Особенным был праздник Троицы. Тогда собиралось огромное количество народа. После праздничного богослужения устраивались гуляния с песнями по всей Ямской. 

Таким образом, каждое воспоминание, каждое незначительное наблюдение может сообщить о многом и служить ниточкой, которая поможет размотать клубок истории родного села. 

Н.Жолобова

5 февраля 2019 года

 

]]>]]>