Версия для слабовидящих

Вход в систему

 

Станислав Сенькин -Рубанский

Арматура

Нас сливали и сажали.
С нас срезали урожаи.
Били палкой из резины,
Арматурой коррозийной.

С нас писали многотомник,
Бросив с псами жить в питомник.
Кости стали, будто рама
С обедненного урана.

Плоть - кевлар, а кровь – «Бояра».
Развлеченьем стала кара.
Выжигал глазами «ВЕРИМ»
На березовой фанере.

Спал в мороз, упав в «Магните»,
На ступенчатом граните.
От душевной теплоты
Под плащом цвели цветы.

И боялись янки лиха.
Только лихо, слишком тихо…
Каждый Шах, был громче мата.
Панцирь, Вереск и Армата.

Этот синий грим глазной
Русский, а не привозной…

© Copyright: Станислав Сенькин -Рубанский, 2018
Свидетельство о публикации №118052200400

Неотвытая Душа

На рассвете небо режет,
Как бекон, пустой балкон.
Утро. И лопаты скрежет
Долетает далеко.

Ухом не ведет косматый
Пес, прожив собачий век.
В этой смерти виноватый
Каждый зверь и человек.

Кто с ним бегал, кто не ладил.
Кто с ним выл в плохой часок.
Кто побил, кто не догладил,
Спрятав сахара кусок.

Солнце красное на входе
Бросит мелочь до гроша.
Где в собачий рай отходит
Неотвытая душа…

© Copyright: Станислав Сенькин -Рубанский, 2018
Свидетельство о публикации №118052200192

Ромео и Джульетта

Каждой ромашке пчела.
Каждой звезде по мечте.
Это, какой-то "Билайн"-
Желтому с черным блестеть.

ТЫ собираешь венок.
Из одуванчиков медь.
Я покупаю вино...
Тоже нам хочется ведь?

Мы в сером царстве мышей,
Ловим кровавый восток.
Красный портвейн на душе
Дарит щенячий восторг.

Сколько еще будет зим?
Главное лет... А пока,
МЫ еще не тормозим,
Пофиг, что будет и как.

Я тебя крепко схватил.
Будто боюсь упустить.
ТЫ меня просто прости...
Всех есть, за что простить.

В пластиковый стакан
Льется вино, как яд...
Чтобы на верняка.
Ромео с Джульеттой, бл...

© Copyright: Станислав Сенькин -Рубанский, 2018
Свидетельство о публикации №118052103531

Лапша

В этом месте ходит окунь
И щурят карандаши.
В гиблом месте одиноком,
Нет людей, лишь две души.

Две. Простых. В заплатках синих.
Относительно живых.
Им с небес их приносили,
Но стежки от бечевы.

Рвут кувшинки, воду мутят .
Эти души чем-то злы.
Из тенёт веревки крутят,
Вяжут крепкие узлы.

Помнят, как на черном иле
Пахнет рыбой и свежо.
Там прохлада, как в могиле...
И весь мир был искажен.

Бантик крови завязался
Парой лент. Горяч и ал.
В день тут страшный оказался,
Подмастерье рельс и шпал.

Он обходчиком умелым
Был участка "Старых Дач".
Он любезно души с телом
Разлучил, пустив кумач.

В тот же вечер выпил много.
И отъехал к праотцам.
А на лбу росли два рога,
Говорил один пацан.

Вешал мне лапшу на уши...
----------------------------

Годины

Шел вдоль речки, пней и кочек.
Мимо линий проводов.
К мамке брел родной сыночек.
Мимо сел и городов.

Сорок дней петлял вдоль рощи,
Вдоль болотной тишины.
Где солдат советских мощи,
Продолжали ход войны.

Шел песком и черноземом.
По суглинку и везде.
Торопился парень к дому
Вдоль воды и по воде.

Шел под месяцем из бронзы,
Шел под солнцем в знойный рок.
Шел годины в дождь и грозы.
И под снежный ветерок.

Босиком, в кирзе по лужам.
Вот и домик у воды…
Мамки нет. Нигде не нужен.
Шел, но где его следы?

Ничего! Ни капли, ложки.
Ни аршина, ни мешка.
Только видят его кошки,
Как идет, издалека…

Воют псы, молчат кукушки.
Ветер окнами скрипит.
А вдали стреляют пушки,
Только люд усталый спит.

Капли крови стали цветом,

Изумруды Мух

Пуговицы с мясом,
Сумка на ремне.
Гори, гори ясно!
Воссияй же мне.

Понедельник тяжкий.
Пятница легка.
Солнца вижу ляжки,
В юбке-облаках.

Забивая пятку,
Радуюсь, лечу…
Все мои припадки,
Лишь как я торчу.

Треугольным взором
Мерил весь квартал.
Кельт своим узором
Кожу раскатал.

Тушь. Аплодисменты.
Изумруды мух.
Говорят, что летом
Не земля, а пух…

© Copyright: Станислав Сенькин -Рубанский, 2018
Свидетельство о публикации №118052101220